[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ПРОИЗВЕДЕНИЯ МОИХ ДРУЗЕЙ » Произведения Инны Комаровой » Прогулка под дождичком (новелла)
Прогулка под дождичком
ИннаДата: Понедельник, 24.07.2017, 23:40 | Сообщение # 1
Беглец
Сообщений: 4
Статус: Offline
<
Инна Комарова


Прогулка под дождичком
новелла




«Жизнь — это долг, хотя б она была мгновением»
Гёте


«С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
Всей кровью прорастайте в них,-
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
Когда уходите на миг!»
А. Кочетков.


Далёкий семидесятый прошлого столетия…

- Вечер. За окном дождь. Неуютно, отключили отопление и, как назло, похолодало, - вслух рассуждала мама, кутаясь в шаль.
Зазвонил телефон.
- Галочка, подойди.
- Сейчас, ма. Алло!
- Привет, Галка.
- Привет, Артём! Ты что ли? – неуверенно спросила она. Проходящий мимо трамвай тарахтел, стуча по рельсам, слова соученика рассеивались в уличном шуме.
- Галь, я это, я.
- Вот теперь расслышала.
- Пошли, погуляем.
- Под дождём?
- Ну, какой же это дождь? Так что-то накрапывает. Ты что, дождя испугалась?
- Ничего не испугалась. Мокнуть неохота.
- А мы под зонтиком.
- Ладно, переоденусь и выйду, жди, - согласилась она и положила трубку.
- Галочка, кто звонил? – спросила мама.
- Артём. На прогулку зовёт.
- Под дождём?
- Я ненадолго, ма.
- Ключи возьми, прилягу.
- Хорошо, мамуль. Отдыхай.
Галя быстро собралась и бегом на улицу. Артём ждал её на их месте.
- Копуша, сколько можно ждать?
- Не бурчи, куда пойдём?
- К Пушкину, на наше место. О, трамвайчик подоспел, давай руку.
- Бежим.

Друзья гуляли почти всю ночь. Свежий ветерок по-весеннему дразнил, подхватывая и развивая волосы. Моросящий дождик капельками соскальзывал с зонта на лицо. Настроение у ребят было восхитительное. Артём декламировал стихи, Галя внимательно слушала. Говорили, говорили, не могли наговориться. Александр Сергеевич с высоты постамента поглядывал на них и одобряюще улыбался.
Как-то незаметно Артём оказался близко-близко. Обнял Галю, притянул к себе и припал к губам, да так, что этот поцелуй отпечатался в памяти навсегда.

После сдачи экзаменов обе семьи переехали в дачный посёлок, жили по соседству в одном кооперативе. Вернее, бабушки с внуками переехали. Отец Артёма занимал солидный пост, поэтому родители оставались в городе, по выходным выбирались проведать сына и бабушку.
Отец Гали с другими врачами-инфекционистами боролся с эпидемией холеры, которая началась внезапно и парализовала город. Мама до начала эпидемии вместе с театром уехала в столицу на гастроли. Туда доходили страшные слухи, будто в их городе по трупам ходят. К счастью, почта продолжала работать, Галя регулярно получала от неё взволнованные письма и успокаивала в ответ.
На даче ребята сблизились, сдружились, то и дело бегали друг к другу, а вечером бродили у моря. Ночное море убаюкивало. Они сидели на причале, и как-то неожиданно Артём сказал:
- Галка, я люблю тебя. Ты это знаешь?
- Уверен? – вместо ответа спросила она.
- Да, давно.
- И я тебя давно.
- Поженимся после школы?
- Не рано ли?
- Почему рано? Вместе поедем поступать.
- Ты определился?
- Да.
- И я определилась. Вряд ли уеду, мне здесь хорошо, рядом с мамой, и факультет мой тут.
- Жаль. Мне нужно в столицу. Буду скучать.
- И я буду.

Они успешно сдали экзамены. Артём уехал, подал документы в университет на факультет романо-германских языков. Английским и французским он владел, решил изучать испанский язык, литературу и историю выбранной страны для дальнейшей работы. Галя поступила на геологический факультет горного института. Так они расстались.
Артём забрасывал её письмами, она отвечала. Изредка он приезжал на каникулы. Они неразлучно проводили время, разговаривали обо всём, желая насытиться друг с другом, посещали любимые места, строили планы о совместной жизни и мечтали, мечтали без конца.
Наступило время взросления. После окончания учёбы его направили на работу в торгпредство в Испании. Артём часто писал. Галя с нетерпением ожидала почтальона ранним утром, бегом спускалась на первый этаж к почтовым языкам, забирала весточку из рук Марьи Ивановны и сразу же отвечала. Однако приезжал Артём всё реже и реже. Работа не позволяла отлучаться, да и расстояние между ними было немалое, как-никак другая страна. Галя по-прежнему любила его и ждала.

Ничего не стоит на месте. Беды приходят внезапно и отвоёвывают у жизни всё, что хотят.
Ушёл из жизни любимый отец Гали. Она тяжело переживала утрату.
Спустя время в одной из экспедиций случилось несчастье, в результате которого она оказалась в инвалидном кресле. Слишком тяжелой оказалась травма, лишившая девушку её природной красоты, обезобразив лицо до неузнаваемости. Её звонкий голосок, по звучанию напоминавший перезвоны колокольчиков, стал сиплым, скрипучим, то и дело прерывался. А задорный смех исчез навсегда. Велико было потрясение. Галя перенесла несколько сложнейших операций в институте красоты, но всё безрезультатно.
- Простите, очень хотели помочь. Но мы не Боги, не всё в нашей власти, - украдкой в коридоре извинялись хирурги перед мамой.
А она обливалась горючими слезами, не зная, как помочь дочери.

Артём больше не приезжал, но письма приходили постоянно. Очень редко он звонил, их беседа длилась не более двух минут. На вопрос, почему она так разговаривает, отвечала, что громко пела на ветру и сорвала голос.
Галя так ловко вводила его в заблуждение, увлекательно и остроумно описывая истории, которые приключились с ней в экспедициях, что Артём, читая её искромётные письма представить не мог, какая трагедия разыгралась в её жизни и всю степень душевных переживаний своей любимой.
Из его писем она узнавала, что очень занят, пошёл на повышение. Задействован в больших успешных проектах, которые приносят стране немалую прибыль. С уверенностью добавлял, что очень старается для их будущего.
О катастрофе, которая постигла её, ему не сообщили. Галя не хотела жалости.

В то лето на фасаде их старинного дома проводили капитальный ремонт – сносили все балконы. На их месте планировали возводить новые, современной конструкции.
- Хотелось бы знать, кому пришла в голову эта безумная идея? Наш дом был построен в восемнадцатом веке, является памятником старины, сохранился прекрасно. Зачем ломать красивое, подлинное, вечное, которое служит? – возмущалась мама.
- Мам, у нас не спросили. Посчитали, что пора менять.
- Да, не спросили. Обидно. На всех дверях развесили объявления. Просят жильцов не открывать балконные двери во избежание несчастных случаев. Лето, жарко, дышать нечем. Квартиру не проветрить.
- Не расстраивайся, мам, когда-то же они закончат.
- Надеюсь.
- Лучше скажи, какой приговор вынес профессор?
- Ещё ответа не дал.
- Знай, я согласна на любую операцию.
- Пойми, это риск.
- Хуже, чем есть, не будет.
- Хорошо, Галочка. Услышим ответ – примем решение.
- Мам, я давно его приняла. Хоть сейчас пусть делает.
- Не волнуйся, дочка. Придумаем что-то.
- Пожалуйста, позвони, поторопи его.
- Позвоню, обещаю.

Утром следующего дня мама не выдержала и открыла балконную дверь в гостиной.
- Пусть проветрится комната.
- Пусть, – ответила Галя.

Вскоре мама кому-то позвонила. На другом конце провода ответили. Галя сидела в гостиной и слышала, как мама тихо с кем-то разговаривает по телефону. Обрывки фраз долетали до неё. В конце мама сказала, повысив голос:
- Это ваш окончательный ответ? Получается, её положение безвыходное?!
Марина Семёновна замолчала, слушая.
- Понимаю. Всего доброго, - попрощалась мама и положила трубку.
- Мам, вердикт плачевный, да? – громко спросила Галя, давая понять матери, что она всё слышала.
- Галочка, на нём свет клином не сошёлся, будем искать.
- Ты забыла, какой он по счёту, с кем мы советовались?
- Соберу деньги, повезу тебя заграницу.
- С каких это средств? Папы нет. И ты на пенсии.
- Найдём средства. Не торопи меня, дай подумать.
- Я не тороплю. Но и так жить больше не могу, пойми.
- Всё понимаю. Обещаю, я подумаю, у кого можно занять.
- Мам, сама подумай, кто из наших родственников и знакомых располагает такими средствами, чтобы давать в долг большую сумму? Иллюзия. На этом точка.
Галя поняла: «Нет смысла дальше бороться».
- Пожалуйста, успокойся.
Зазвонил телефон.
- Алло, - сняла трубку мама.
- Артём, ты?! В отпуск приехал? Как хорошо. Дома, дома, где ж ей быть? Нет, подойти не сможет. Не по телефону. Хорошо, приходи, ждём. Конечно, конечно, - продолжала разговор мама.

Решение пришло мгновенно.
- Только не это, вместо красавицы заполучить уродливую мумию в подарок! – с сарказмом произнесла вслух Галя. – Жалости не хочу и в тягость никому не буду. Такую он меня не увидит. Не бывать этому. Пора кончать грустную историю.
«Finitа la commеdia» - с иронией подумалось ей.
Галя в одно мгновение ощутила в себе женщину. Чувства дали о себе знать. Они жили в ней. Да-да, сильные страстные чувства, загнанные в далёкий угол, поднялись и заговорили во весь голос.
«Артём здесь, близко, он любит меня, он мой…», - ей так захотелось, чтобы её любили.
– Единственный мой… - прошептала она. Перед глазами всплыл тот поцелуй…
- Так хочется к нему прильнуть. Ты калека, забыла?! – одёрнула она себя, прервав поток. – О любви размечталась? Нет, не бывать этому, такого я не переживу.
Её лицо преобразилось, покрылось пятнами. На раздумье времени не оставалось. Галя быстро набросала записку, поставила у вазы на столе. Она всё решила, назад дороги не было. Не желая думать о последствиях, на большой скорости рванулась к балконной двери, сделала усилие над собой – последний рывок в пропасть.

В этот момент позвонили в дверь. Вошёл сияющий Артём.
- Сколько лет, сколько зим, - заулыбалась мама.
- Это вам, Марина Семёновна. А где же Галочка? Приехал за ней. Поженимся и улетим. Начальство выделило небольшой отпуск для решения семейных вопросов.
- Спасибо за цветы. Пойдём, обо всём поговорим в гостиной, она там.
Они вошли в комнату, ветер развевал занавес. Мама оглянулась. Гали не было. Ей стало не по себе.
Артём заметил на столе записку. Он пробежал глазами.
«Прости, мама, иначе поступить не могла.
Артём, я всегда тебя любила… сильно-сильно, будь счастлив».

- Не понимаю, где же Галя? Странно. И балкон я забыла закрыть. Смутное чувство закралось в душу матери.
- Марина Семёновна, здесь записка. Что это значит? – испуганно спросил Артём.
- Какая записка?
- Вот, возьмите.
Мама прочитала. Ей стало нехорошо.
- Я виновата, - прошептала она.
Марина Семёновна с опаской подошла к балкону, снизу доносились крики. Она высунула голову, опустила взгляд и покачнулась, едва вскрикнув. Марина Семёновна узнала инвалидную коляску дочери и всё поняла. Артём подхватил её, женщина упала ему на руки без чувств. Он уложил её на диван и вызвал скорую.
Марина Семёновна очнулась.
- Вам лучше? Я вызвал неотложку. Обещали скоро приехать.
- Она там… - прошептала мама и по щекам безудержно побежали слёзы. – Что я наделала?! Жизнь кончилась в одно мгновение.
- Где там?!
Женщина безмолвно указала рукой на балкон.
Артём подошёл к открытому балкону. Непонятное волнение охватило его. То, что он увидел, повергло в шок. Перевернутая верх дном инвалидная коляска, рядом с ней в большой луже крови безжизненно распласталось тело Гали.
- Неееет, - истошный крик вырвался из его груди и разнёсся во вселенной.

И, как много лет назад, шёл моросящий дождь, но на сей раз он оплакивал и провожал в последний путь два любящих сердца. Горькие слёзы по несбывшемуся счастью…
Загруженные фото: 5336892.jpg(67Kb)


Сообщение отредактировал Инна - Понедельник, 24.07.2017, 23:41
 
Форум » ПРОИЗВЕДЕНИЯ МОИХ ДРУЗЕЙ » Произведения Инны Комаровой » Прогулка под дождичком (новелла)
Страница 1 из 11
Поиск: