Глава 10. Снежана

— Да что с тобой происходит?! — возмутилась я, сидя в машине, когда мы с папой выехали из стаи. — Обязательно нужно было позорить меня перед всеми? Еще и ружье притащил. Ты, правда, собирался убить Дарена? 

— Если бы он тебя обидел, не задумываясь нажал бы на курок.

— Ох, папа! — я глянула на его непроницаемый профиль. — Я люблю его. Пойми ты это, наконец! А он любит меня. И никогда не обидит.   

— Надеюсь. Но все равно не разделяю вашей любви. Вы разные. Очень разные. И не можете быть вместе, — сказал он, не отрывая взгляда от дороги.

— Возраст любви не помеха. Или дело не в этом? — с подозрением спросила я.

Такое чувство, что и Дарен, и папа что-то не договаривали. Есть у них какая-то общая тайна, в которую меня посвящать не хотят.

— Хватит вопросов, Снежана! Лучше подумай над своим поступком. Ты снова сбежала. Да еще и с этим типом. Прости, но ты не оставила мне выбора. Я вынужден посадить тебя под домашний арест. 

— О нет, ты не можешь так поступить! — возмутилась я.

— Могу. Потому что я твой отец! И пока ты будешь находиться под моим присмотром, твое увлечение Дареном пройдет! Вот увидишь!

— Не пройдет! Можешь хоть на край света меня увезти, но любить я его не перестану.

Я скрестила руки на груди и, от обиды надув губы, отвернулась к окну. Не верилось, что все это происходит со мной. Когда же я уже вырвусь из-под опеки отца?     

Лежа на кровати в своей комнате, никак не могла уснуть. Да и какой уж тут сон… вдали от любимого. Интересно, что он сейчас делает? Наверное, спит, ведь всю ночь был за рулем.

Когда я увидела место, где живет Дарен, то поразилась. Двухэтажные, одноэтажные богатые коттеджи, освещенные фонарями. Повсюду лес, свежий воздух. Класс! И друг у Дарена очень хороший, а вот его сестра… У нее явно какие-то виды на моего мужчину. Она так враждебно встретила меня, что немного даже стало не по себе.

Я перевернулась на живот и, взбив подушку, сунула под нее руки. Пальцы нащупали кулон, который нашла у двери в день, когда видела волка. Достав его, села и включила ночник. Розовый камень так красиво заиграл гранями на свету. Я вспомнила слова из записки и все поняла. Это Дарен подбросил подарок. Только он называет меня Снежком. От этой мысли на сердце разом потеплело. Я надела кулон на шею и, поцеловав, убрала под майку. А потом легла в постель и, подогнув под себя ноги, попыталась уснуть.

В одиннадцать часов меня разбудил папа и позвал обедать, но я проигнорировала его и на кухню не пошла. Если он хочет, запереть меня в четырех стенах, то и есть не буду. Объявлю голодовку!

Я полдня не вылезала из кровати, все думала о Дарене, о том, что между нами произошло. Интересно, если рассказать обо всем папе, он сильно разозлится? Я горько усмехнулась и вспомнила, что Дарен записал в мой телефон свой номер. От этой мысли во мне зазвенели колокольчики. Я взяла со стола смартфон и позвонила любимому.

— Да! — ответил он.

— Дарен, это я, — прошептала я. — Папа посадил меня под домашний арест. Сделай что-нибудь. Забери меня отсюда, а не то я снова сбегу.

— Снежок, успокойся, пожалуйста. Не нужно впадать в крайности. Второго побега отец тебе не простит. 

— Но я не могу без тебя. Забери меня отсюда, пожалуйста, — простонала я.

— Обещаю, что-нибудь придумаю. Мне тоже без тебя плохо. Я готов на стену лезть вдали от тебя.

— Я тебя люблю.

— И я тебя, Снежок.

Ближе к вечеру в дом позвонили. Я встрепенулась и, оставив ноутбук на кровати, кинулась к окну, которое выходило как раз во двор. Сердце пустилось вскачь, когда я увидела Дарена. Он пришел за мной! Бросившись к двери комнаты, приоткрыла ее, чтобы слышать разговор моих самых любимых мужчин.

— Что тебе нужно?! — рявкнул отец.

— Можно войти? — голос Дарена, как бальзам по сердцу.

— Говори так. Зачем явился? Дочь я тебе все равно не отдам.

— А я и не пытаюсь ее у тебя забрать. Просто позволь нам встречаться, — сказал Дарен. — Ты должен понять, что я люблю твою дочь с тех самых пор, как увидел. Знаю, ты боишься отпустить ее в Залесье со мной, и понимаю твои опасения. Но поверь, никто не посмеет даже пальцем к ней прикоснуться.

— Да знаю я, — сдался отец. Хлопнула дверь, видимо, впустил Дарена. — Но все равно боюсь. И ты понимаешь, почему. Жизнь среди хищников не для моей девочки. Я не хочу, чтобы кто-то из твоих людей причинил ей вред.

Я напрягла слух. Разговор становился все интереснее. О каких хищниках идет речь?

— Даю тебе слово Альфы, что никто из моих людей не посмеет даже плохо подумать о Снежане. В противном случае его ждет изгнание.

Я нахмурилась, не понимая смысла сказанного. Что еще за «слово Альфы»?

— Ну хорошо. Я доверяю твоему слову. И признаю, что был не прав… Вы можете встречаться...

О, Вселенная, неужели Дарену удалось переубедить моего упрямого отца?! Счастью не было предела. Хотелось выскочить из комнаты и броситься на шею Дарену, а потом расцеловать папу. Но я усмирила глупое желание и легла в кровать, сделав вид, что ничего не слышала.

Вскоре, предварительно постучав, в комнату вошел отец. Он подошел ко мне и присел рядом на кровать.

— Снежана, ты прости меня, старого дурака. Я же хотел, как лучше.

— А получилось, как всегда, — безразлично проговорила я, едва сдерживая улыбку.

Известие о том, что теперь мы с Дареном можем открыто встречаться, безумно порадовало.

— Да, как всегда. Но я все понял и… у меня для тебя сюрприз.

— Сюрприз? — вот теперь мои губы растянулись. — Домашний арест отменяется? 

— Это само собой. А еще… к тебе гости.          

— Дарен?

Папа кивнул и улыбнулся. Я села в кровати и обняла его.

— Спасибо, папочка! Ты у меня самый лучший.

Я быстро встала и кинулась к двери, желая поскорее увидеть Дарена и снова почувствовать всю его любовь и нежность.

— Снежана, подожди, — окликнул отец. — Ты же не выслушала мои условия. Я разрешу вам встречаться, но ночевать ты должна дома. Ясно?

— Ага, — буркнула я и на всех парусах выскочила в коридор.

Увидев Дарена в обтягивающей светлой футболке и темно-синих джинсах, выгодно подчеркивающих крепкие спортивные ноги, полетела прямо в его объятия. Бросилась на шею и крепко прижалась к стальному телу.

— Любимый, я так по тебе скучала, — чуть не плача, прошептала я.

— Я тоже места себе не находил, маленькая моя. — Он отстранил меня и посмотрел в глаза. — Снежок, я так тебя люблю.

Губы Дарена коснулись моих, а потом, прервав поцелуй, он произнес:

— Давай, одевайся, поедем в Залесье. У нас целый день впереди. А вечером я верну тебя к отцу.

— Хорошо, — я довольно кивнула и бросилась обратно в комнату, подрезав по пути папу.

Сменила домашнюю одежду на белую шифоновую кофточку и черные обтягивающие штанишки, желая выглядеть как можно более женственнее. Да-да, в моем гардеробе есть и такие вещи. На всякий случай. Взяв сумочку, я вышла в коридор.

— Я готова.

По дороге до района, где живет Дарен, я поделилась с ним соображениями на счет кулона. Он подтвердил, что это был его подарок. 

— Это рубеллит, он же розовый турмалин. Камень любви. Он укрепит связь между нами.  

— Ясненько, — улыбнулась я и обняла Дарена за бицепс, где у него находилась татуировка.

Подъехав к большим черным воротам, машина остановилась. Дарен попросил меня выйти, и когда мы оказались на улице, познакомил с Риком — начальником службы безопасности. Это был крупный молодой мужчина с заметным шрамом на брови.

— Рик, Снежана — моя пара, поэтому, пожалуйста, проинформируй остальных о том, чтобы впускали ее на территорию в любой момент. Хоть днем, хоть ночью. Понял?

— Да, конечно.

— Отгони авто в гараж, — велел Дарен и, взяв меня за руку, повел на территорию.

Я удивилась. Неужели этот район принадлежит моему мужчине? Иначе, почему он отдает приказы? Хотя, сейчас это не имеет никакого значения. Главное, чтобы Дарен был рядом. Большего и не надо.

Мы прошли мимо нескольких уютных домиков, по пути встретив жителей этого чудесного местечка. Они как-то необычно поглядывали на нас с Дареном и приветственно склоняли головы. Вскоре мне на глаза попался тот самый двухэтажный коттедж. В прошлый раз так и не удалось рассмотреть его интерьер из-за появления папы, но сегодня не упущу такой возможности. Когда мы вошли, то попали в большую просторную гостиную. Прямо на меня смотрели огромные окна во весь мой рост с бежевыми шторами. Справа — белый камин, слева — два дивана из коричневой кожи, между ними на небольшом коврике — деревянный столик. Красота интерьера завораживала. Там же, с левой стороны заметила тянувшуюся на второй этаж деревянную лестницу.     

— Снежок, ты побудешь здесь, пока меня не будет? У меня для тебя сюрприз. Хочу показать тебе одно место... Только нужно кое-что подготовить.

— Да, конечно. Я же не маленькая, никуда не денусь. — Я прижалась к Дарену, обвив руками его торс. — Только возвращайся быстрее. Я уже скучаю.

Он поцеловал меня в губы и пообещал отправить сюда Эйдана, чтобы тот составил мне компанию. Когда дверь за любимым захлопнулась, я села на диванчик и посмотрела на огонь в камине. Игра языков пламени завораживала.

— Привет! — послышался голос Эйдана за спиной. — Скучаешь?

— Типа того, — я развернулась.

— Если моя сестра будет докучать, говори мне, — он завалился на второй диван и вытянул ноги. — Я покажу ей ее место.

Эйдан засмеялся. Его заразительный смех передался и мне.

Вскоре дверь отворилась, и в гостиную вошла Соня.

— Я смотрю вам тут весело! — хмыкнула она и, подойдя к камину, облокотилась на него. — Дарен отправил тебя сюда, чтобы развлекать эту…

Она кивнула в мою сторону. Я уже собиралась встать и оттаскать эту мымру за волосы, чтобы знала, как со мной связываться, но Эйдан удержал меня за руку, прошептав:

— Не стоит.

Поджав губы, я пыталась убить взглядом эту наглую особу.    

— Соня, — одернул ее брат, — зачем ты пришла? Дарену это не понравится.

— А мне плевать! Он знает, что эта не должна здесь быть. Чего смотришь, дура?! — рявкнула девушка, пронзая меня взглядом, полным ненависти.

Соня ринулась в мою сторону, но Эйдан встал перед ней, загораживая меня широкой спиной. Да блондинка не на шутку влюблена в моего Дарена! А свое я не привыкла отдавать! Пришлось подняться и выложить все, что я думаю об этой ситуации:

— Ты можешь сколько угодно злиться и называть меня дурой, но от этого Дарен не станет любить меня меньше. Лучше найди себе другого мужчину, потому что я не люблю, когда покушаются на мое.

Соня напрягла губы, ноздри ее раздувались. Казалось, еще чуть-чуть, и она взорвется от гнева.

— Сестренка, пожалуйста… — взмолился Эйдан. — Ты не должна так себя вести в доме Аль… — он замолчал на миг, потом продолжил: — С девушкой Дарена. Ему это не понравился. Я не хочу, чтобы он выгнал тебя.

— Пусть выгонит! Мне плевать! — она продолжала подавлять меня полным злобы взглядом.

Эйдан оттащил сестру к двери и вытолкнул за пределы дома. С улицы донесся рык разочарования.        

— Извини, — он виновато взъерошил светлые волосы на затылке и подбоченился, глядя на меня из-под ресниц.

— Да ладно. Сделаем вид, что ничего не произошло. Дарену об этом знать не обязательно, — улыбнулась я. — Я понимаю, ты ее любишь и хочешь для нее лучшего.

— Спасибо, Снежан, — уголки его губ вздернулись в дружелюбной улыбке. — А за сестренку я убить готов.

Я в этом и не сомневалась. Эйдан так это произнес, что у меня мурашки понеслись по телу.

В этот момент в дом вошел Дарен.

— Ну что, не скучали?

— Нет, — бросил Эйдан.

— А я да, — я пошла навстречу любимому и упала в его объятия. — Надеюсь, ты больше не уйдешь?

Он поцеловал меня и, взяв за руку, потащил на выход.

— Куда мы идем? — поинтересовалась я.

         — Скоро узнаешь, — загадочно произнес Дарен.

Мы двинулись в сторону лесополосы. А когда дома закончились, вышли к тропинке, ведущей в лес, и оказались у реки. Я и не знала, что здесь она есть. Даже как-то удивительно. А потом увидела каменные нагромождения. Дарен потянул меня за руку, и мы, нагнувшись, протиснулись в узкий каменный проход. Пещера?

— Что это за место? — я пораженно осматривала местность. — Красота какая.

— Эти необыкновенные формы образованы вулканической лавой. Несколько тысяч лет назад в этом месте был вулкан. Эта пещера все, что от него осталось.

— Правда? Вот ведь! — хмыкнула я. — Живу в этом городе восемнадцать лет, а ничего не знала об этом. Почему сюда не приходят туристы?

— Потому что пещеры находятся на наших землях, — пояснил Дарен. — Вся это небывалая красота принадлежит нашему поселению. Я часто прихожу сюда перед тем, как принять важное решение. Или когда хочу побыть в одиночестве. Но теперь у меня появилась ты, и я хочу, чтобы это место стало нашим.

Дарен обнял меня сзади за талию и подтолкнул вперед. Пройдя несколько метров, я увидела свет, а потом и множество свечей, расставленных по периметру пещеры.  

— Обалдеть! Как красиво.

— Ты еще не была здесь во время дождя. Вон там, — Дарен указал рукой вдаль, — есть небольшое отверстие сверху. Когда вода проходит через него, здесь появляется что-то вроде водопада. Вот это действительно красиво.

Дарен уткнулся лицом мне в волосы и с шумом вдохнул.

— Ты так соблазнительно пахнешь.

Он развернул меня лицом к себе, я сцепила пальцы в замок за его широкой спиной  и попала в плен янтарных глаз, забыв, как дышать. Хотелось тонуть в них, видя свое отражение в золотистой радужке, и ни о чем другом не думать. Ощущать тепло нежных ладоней, которые скользили по предплечьям вверх, чувствовать, что меня любят… Знать, что чувства взаимны.

  — Я люблю тебя, маленькая моя, — прошептал он, касаясь щек.

Всегда удивлялась, как Дарену удается так тонко чувствовать мои желания. Я улыбнулась и потянулась к его губам. Когда теплый язык проник мне в рот и нашел свою пару, я вцепилась ногтями в плечи любимого. Уж слишком страстным и глубоким оказался поцелуй. Таким, что тело током пронзило, а разум начал покидать меня. Я никогда раньше не ощущала настолько сильных чувств. Нет, они не пугали, наоборот, восторг заполнял все клеточки тела. И с каждым движением языка, хотелось, чтобы этот миг не кончался.

От поцелуев распухли губы, но мне не хотелось это прекращать. Пусть останутся воспоминания о сегодняшнем дне. Меня сводило с ума прерывистое дыхание Дарена. Дрожа в его объятиях, я нехотя разомкнула губы. Взявшись за низ его футболки, потянула ее вверх, намекая на то, что готова снова стать с ним единым целым. Он избавился от нее одним махом и принялся расстегивать пуговки на моей кофточке, пока я гладила его крепкую грудь. Прикосновения к упругим мышцам, которые напрягались под подушечками пальцев, доставляли неимоверное наслаждение нам обоим. Кожа Дарена такая горячая и гладкая. Хочется дотрагиваться до нее снова и снова. Почувствовать, как напрягаются кубики пресса, как реагирует его плоть на мои ласки… Я потянулась к губам Дарена, но он вдруг замер и принюхался.

— Подожди, подожди, — торопливо проговорил Дарен, отстранившись от меня. — Кажется, что-то горит.

— Горит? — не поняла я, ведь совершенно ничего не ощущала.

Он торопливо пошел к выходу из пещеры и, нагнувшись, выбрался наружу. Примерно через минуту вернулся и, схватив меня за руку, поспешил вывести отсюда.

— Что случилось? — встревожилась я.

— Там, у реки, в нескольких метрах отсюда, сторожка горит. Нужно предупредить людей.

Дарен пропустил меня вперед в расщелину. Я протиснулась между каменей и оказалась на улице. К небу поднимался густой черный ствол дыма, и теперь запах гари ясно ощущался. 

— Надеюсь, никто не пострадал, — испугалась я, следуя за Дареном в жилой сектор.

— Не должен. Там уже давно никто не живет.

Мы быстро добежали до поселения. Я заметила на улицах оживление, видимо, не одни мы обнаружили пожар. Люди с ведрами в руках спешили в сторону леса.

Дарен притянул меня к себе за плечи и, заглянув в глаза, попросил:

— Пожалуйста, Снежок, иди в дом. Оставайся там, пока я не вернусь. Пообещай, что будешь меня ждать!

— Обещаю, — кивнула я и направилась в дом Дарена.   

Все то время, пока ждала его, рассматривала комнаты, которых в доме оказалось целых пять. Время ползло медленно, я безумно переживала за Дарена и не заметила, как уснула перед включенным телевизором.