Глава 12. Снежана

 Я беспорядочно щелкала кнопками пульта, пытаясь найти что-то интересное по телевизору. Но мысли были далеко. Беспокойство съедало меня, ведь прошло уже достаточно много времени, чтобы Дарен вернулся. Вдруг случилась беда? Я тут же одернула себя: хватит нагнетать, что с ним могло произойти? Просто отошел по делам. Раздраженно выдохнув, отложила пульт и уткнулась взглядом в экран.

Через полчаса мне надоел телевизор, пришлось придумать новое занятие до прихода Дарена. Сначала просто ходила по дому, рассматривая картины на стенах и богатый интерьер комнат. Потом выпила чаю и снова вернулась в спальню. Я прекрасно помнила, что обещала не выходить на улицу, но сидеть в четырех стенах больше не могла. Думаю, Дарен не будет против, если я немного прогуляюсь по улицам.

Когда Дарен привел меня в свой дом, то он был не заперт, поэтому, решив, что так у них здесь принято, не стала искать ключи, чтобы закрыть дверь. Все-таки район охраняется, чужакам сюда не попасть, а свои воровать не станут.  

 Я вышла на улицу и осмотрелась. Как же здесь все-таки красиво. И свежий воздух. Глянула на небо и зажмурилась от яркого солнца. Было жарко, градусов тридцать точно. Как же хотелось сменить черные леггинсы на коротенькие шортики. А еще лучше, раскинуть на берегу речушки одеяло и позагорать. С этими мыслями я двинулась в сторону леса. А вот и знакомая тропа, которая ведет к пещере. Я уже собиралась пойти по ней, как вдруг в траве заметила одежду. Наклонившись, подняла белый кусок ткани. Это же майка Дарена! Я поднесла ее к лицу и понюхала. Так и есть, это запах любимого. Странно. Почему его одежда здесь?..

— Здравствуй, Снежана, — раздался женский голос сзади, отчего я вздрогнула и выпустила майку из рук.

Резко обернувшись, увидела стройную девушку лет двадцати трех. 

— Здравствуйте. Вы меня напугали, — положив ладонь на грудную клетку, с облегчением выдохнула.

— Прости, я не хотела, — извинилась она, откинув назад темные волосы.

Ее глаза, они были черны, как ночь. Точь-в-точь, как мои. Меня это удивило. Не часто приходилось встречать людей с таким же цветом глаз. 

— Мы знакомы? — спросила я, всматриваясь в ее лицо.

Рядом с ней меня не покидало странное ощущение, которое не удалось определить. Не то беспокойство, не то волнение. 

— Нет, ты меня не знаешь… — та поджала губы.

Волнуется, что ли? Почему?

— Просто… — мямлила девушка. — Я очень много о тебе слышала от Дарена.

— Вы его сестра? — улыбнулась я.

— Нет, что ты, — она помотала головой и опустила глаза, а когда снова взглянула на меня, представилась: — Меня зовут Ева. Можешь, обращаться ко мне на «ты». Когда-то много лет назад Дарен нашел меня раненую в лесу и спас. С тех пор я живу в его… в этом районе.

— Он очень хороший, да?

— Да, — подтвердила девушка. — Ты любишь его?

— Люблю, — скромно произнесла я. — Как никогда никого не любила.

Почему-то захотелось открыться ей, как подружке. Уж очень уютно чувствовала себя в ее обществе. Рядом с ней меня окутывало непонятное тепло.

— Ты уверена? — настороженно переспросила Ева. — Потому что, если Дарен твоя первая любовь, то ты можешь ошибочно принять эти чувства за настоящие. Даже если они таковыми не являются. Так было со мной.

— Расскажешь?

— А тебе это интересно?

— Ага, — мои губы растянулись в легкой улыбке.

Я была рада поболтать с девушкой, пока не пришел Дарен.

— Ну, тогда пойдем. — Ева приобняла меня за поясницу, и мы пошли в сторону дома. — Когда мне было чуть больше, чем тебе, я полюбила мужчину, который был старше меня на десять лет. Он привел меня в свою семью, познакомил с друзьями. Мы были счастливы, пока однажды все не исчезло. Я встретила другого парня и полюбила его всей душой.

— А что же тот мужчина? — поинтересовалась я, с интересом глянув на девушку. — Ты его разлюбила?

— Я поняла, что чувства, которые испытывала к нему — это не любовь. Просто я была слишком молода и не опытна. Не с кем было сравнивать, ведь он стал у меня первым. Я думала, что люблю… — Ева взяла меня под руку, и мы продолжили путь. — До тех пор, пока не испытала настоящие чувства.

— Хм, а у меня с Дареном все иначе. Был у меня до него один парень… — разоткровенничалась я. — Мне казалось, что люблю, а потом встретила Дарена и поняла, что никогда и никого не любила в своей жизни. Дарен показал мне, что значит любить.

— Надеюсь, что так, и вы будете счастливы. Я от всего сердца желаю тебе этого. Знай, что Дарен Хайт тебя в обиду не даст. 

— А что там дальше? — напомнила я. Уж очень хотелось дослушать историю. — Ты ушла от того мужчины?

Мы почти вышли из леса, но, не доходя до жилого сектора, Ева остановилась. Мне тоже пришлось.

— Да, я разорвала с ним отношения и уехала с любимым в другой город, — она вздохнула. — Родила от него дочь. Но мой бывший мужчина нашел нас и…

Ева поджала губы, сдерживая слезы, которые уже выступили у нее на глазах.

— Что? — я нахмурилась, всматриваясь в симпатичное лицо девушки.

— Он убил моего любимого, — ломаным голосом произнесла она и всхлипнула. — Он хотел убить и меня, но… я забрала дочь и сбежала.

— Какой ужас. Прости, что заставила вспомнить.

— Да нет, ничего. — Ева покачала головой, стирая влагу со щек.

Захотелось дать себе по голове, чтобы в следующий раз не лезть туда, куда не следует. Но меня мучил один вопрос: все ли в порядке с ее дочкой. И я спросила:

— А твоя дочка?

— Это длинная история, Снежана. На самом деле, моя девочка даже не знает, что у нее есть мама, — с грустью в голосе проговорила девушка.

— Это как? — не поняла я. — Ты ведь забрала ее.

— Да, но потом потеряла. Нас разлучили. Нет, я никого не виню. Так нужно было. Просто недавно она вновь появилась в моей жизни. И от этого мне тяжело, — она вздохнула, а потом продолжила: — Я не могу сказать ей о том, что она моя дочь. Она не поймет. Прошло слишком много времени.    

 Я хмыкнула. Ева говорит так, будто ей на двадцать с хвостиком, а все тридцать пять или сорок.

— А сколько ей лет? Она же, должно быть, еще совсем маленькая.

— Ох, если бы все было так, — собеседница опустила взгляд.

А я уже совсем ничего не понимала.  

— А как ее зовут? — поинтересовалась я.

— Как и тебя. Снежана.

— Оу, неожиданно.

Бывают же такие совпадения. Я ухмыльнулась. Ева замолчала. Она с минуту покусывала губы, не решаясь поднять глаза, а потом взглянула на меня и дрожащим голосом проговорила:

— Дорогая, — взяла меня за руки, — ты — моя дочь.

Я приподняла в изумлении бровь и возмутилась:

— Что за глупости?! — настороженно одернула ладони. — Мне восемнадцать, тебе от силы двадцать три. Ты не можешь быть моей матерью!

Я недоверчиво хмыкнула.

— Мне тридцать восемь, — голос девушки был тверд, но ведь то, что она говорит, похоже на бред.

Как ей может быть тридцать восемь, когда внешне она выглядит чуть старше меня?

— Бред! — я отрицательно покачала головой и попятилась. — Тебе не может быть тридцать восемь! Зачем ты все это говоришь?

Мой мозг отказывался воспринимать информацию. С каждым словом Евы я все сильнее терялась.

— Потому что больше не могу держать в себе эту тайну. Как только ты здесь появилась, я хотела сразу обо всем рассказать, но Дарен был против.

— Дарен? А он-то причем? — я скептически сощурилась.

Что вообще здесь происходит?!

— Ох, Господи, — тяжело выдохнула Ева. — Да простит меня Альфа...

Альфа? Что еще за Альфа? Я вспомнила разговор Дарена с отцом. Тогда он дал папе слово Альфы, но я не поняла, что под этим подразумевалось.

Ева облизнула губы и продолжила:

— Я выгляжу так молодо благодаря гену… оборотня. Мы стареем гораздо медленнее людей.

— Прости, чьему гену? — нервно хмыкнула я, нахмурившись.

— Оборотня, — повторила Ева. — Здесь, — она провела рукой по периметру, — живут одни оборотни. Это наша стая. Логово. Место, где человеку вход воспрещен. Но Дарен привел тебя сюда, так как ты его пара.

Я открыла рот, но слова не шли. То, что говорила Ева, не могло оказаться правдой. Оборотней не существует. Это миф. Я попятилась, стараясь переварить услышанное, но получалось с натяжкой.

— Ты была со мной, когда меня пытался убить мужчина, с которым я жила, — продолжала говорить Ева. — Он был оборотнем, а я человеком. И у него почти получилось избавиться от меня. Если бы не Дарен…

В голове у меня было все, как в тумане. Я ничего не соображала. Продолжала медленно отступать, отрицательно качая головой. Девушка приближалась быстрее. 

— …Он спас меня. А тебя отдал на воспитание охотнику, которого ты считаешь отцом.

О, Вселенная, откуда она знает о моей жизни? Не хотелось верить ее словам. Этого не может быть! Это не реально. По телу прошла дрожь, вынуждая меня обнять себя и потереть предплечья ладонями, чтобы прогнать ее.

— А Дарен… — в шоке вымолвила я. — Он тоже…

Язык не повернулся сказать, что он оборотень. Это полная чушь!

— Он Альфа нашей стаи. Вожак.

— Нет… — я снова замотала головой, не желая верить.

— Твой отец… он все знает. Спроси его.

Дыхание становилось все чаще, будто пробежала несколько километров. Сердце билось с бешеной силой, ударяясь о ребра. Память услужливо подкидывала обрывки воспоминаний. Помнится, сначала я слышала волчий вой, затем к нам домой заявился волк. А после нашла коробочку с кулоном. Это был Дарен. Он подарил кулон… А потом мы занимались любовью…

Я схватилась за волосы, стараясь не думать об этом. Бред! Он не может быть оборотнем, потому что их не существует! Но одежда, которую я видела у входа в лес, указывала на обратное. Похоже, кое-кто в данный момент прогуливается по округе в виде животного. Я скривила лицо от собственных мыслей.

— Не может быть, — шептала я. — Не может быть...

Не заметила, как приблизилась Ева. Она потянулась ко мне, но я отдернула руку и истерично заорала:

— Не трогай меня!

Бросив на девушку презрительный взгляд, толкнула ее, не понимая, что на меня нашло, и побежала, не разбирая дороги, прямо в лес. Страх нес меня подальше от этой женщины, от дома, где еще недавно была счастлива. Я отрицала существование оборотней, но какая-то частичка меня понимала, что Еве незачем выдумывать такое.

Споткнувшись обо что-то, я упала, а когда подняла голову, ужаснулась. Передо мной стояла черная волчица. Красивая такая, с блестящей шерстью, довольно крупная, наверное, по длине во весь мой рост или даже больше. Не похожая на обычных лесных волков. Сглотнув слюну, я попыталась осторожно отползти, чтобы не провоцировать животное на агрессию, но оно не собиралось нападать. Волчица просто стояла и смотрела на меня.

— Что?! — крикнула я ей, ощущая сильную дрожь в теле. — Это ты, да? Что тебе надо?! Я не хочу тебя видеть! Убирайся отсюда! Оставь меня в покое!

В истерике я разревелась. Не знаю, какая новость меня шокировала больше: то, что моя мать жива, и она моя ровесница или известие о существовании оборотней и то, что мой мужчина может принимать форму волка. Главное не хотелось никого видеть и ни с кем говорить. Я желала лишь одного: чтобы меня оставили в покое!

Я вытерла лицо от слез и взглянула на волчицу, которая так и стояла передо мной, словно каменное изваяние. Будто издеваясь. Подобрав с земли камень, швырнула в нее.

— Проваливай!

Она заскулила, поджав хвост, и убежала. А я, пытаясь отдышаться, наконец привела себя в порядок и, поднявшись, побежала на выход из леса. Молилась лишь об одном, чтобы не встретить по пути Дарена. Меньше всего сейчас хотелось оправдываться перед ним. Да и не знаю, смогу ли вообще позволить ему хоть раз прикоснуться к себе после того, что узнала. Как, как он мог утаить от меня правду?

Выйдя из леса, я кинулась к воротам. И плевать на сумочку, которая осталась в доме Дарена. Попросила Рика выпустить меня и убежала. На трассе поймала машину. Мне помог пожилой мужчина на старенькой «волге», довез до нужной улицы. Поблагодарив его, я вошла в дом и в гостиной застала отца.

— Дочка, я так рад, что с тобой все в порядке, — он бросился ко мне, но я не позволила ему прикоснуться к себе.

С укором посмотрела на него и рявкнула:

— Ты знал?! Ты все это время знал, кто они?! О, Вселенная! — я не стояла на месте, ходила из стороны в сторону, иногда поглядывая на папу. — Как ты мог? Теперь понимаю, почему ты увез меня. И то, как ты повел себя, когда я сказала, что видела волка… А ведь это был Дарен! Теперь я все поняла.

— Он тебе рассказал?

— Это был не он. Оказывается, у меня есть мама. И она почти моя ровесница.

— Как? — на выдохе произнес отец. — Она жива? Я же сам видел, как ее разорвал волк.

— А вот так! Ее зовут Ева и ей тридцать восемь, хотя выглядит на двадцать три. Это пугает меня. Я… я не знаю, что делать. И Дарен… Он превращается в волка. Как такое может быть?

Я бросилась в объятия отца, ища в нем поддержки. Даже, если он мне не родной, плевать! Этот человек был и останется самым близким для меня.

— Поговорим? — ласково предложил он.

— Давай оставим на потом. Я сейчас не в состоянии о чем-либо думать.

— Ну хорошо.

Папа поцеловал меня в макушку и успокаивающе погладил по спине широкой ладонью.