Глава 14. Снежана

Эти два дня я плохо спала. Ночами прокручивала в сознании слова отца, снова и снова убеждая себя в том, что поступки Дарена были из лучших побуждений. Разве можно винить его за это? Но ничего не могла с собой поделать. Что-то отталкивало меня от него. А когда все-таки удавалось заснуть, мне снился один и тот же сон.

Я стою в лесу среди деревьев, кругом ни души, и только темно-серый волк разделяет мое одиночество.

— Уходи! — кричу ему. — Ты меня пугаешь!

«Пожалуйста, не бойся, — слышу в своей голове. — Я не причиню тебе вреда! Ты можешь мне верить, Снежок».

Снежок? Почему он так меня назвал? И вообще, как волк может со мной общаться? Это не реально! Тут я понимаю, что волк это Дарен. Тот самый Дарен, которого я так сильно полюбила.   

«Мне плохо без тебя», — вновь улавливаю чужие мысли.

— А мне без тебя нет! — произношу не осознанно и тут же понимаю, что лгу. И ему, и самой себе.  

«Поговори со мной, — с мольбой просит волк. — Поговори!»

Его печальные янтарные глаза точно заглядывают в душу, взывая к пониманию. Но не могу, не хочу… Слишком все сложно. Каждой клеточкой тела чувствую боль, которую испытывает Дарен. И плачу, медленно оседая на землю. Волк подходит и, уткнувшись мордой мне в волосы, начинает тихо поскуливать. Так жалобно, что сердце замирает.

«Без тебя я умру, — приникает в мои мысли голос. — Прими меня…»

Открыв глаза, я поднялась и села в кровати, спустив ноги. Сердце безумно колотилось, на лбу выступили капельки пота. Я потерла лицо и выдохнула.

Что это значит? Почему чувствую его боль?

Решив поскорее забыть о сновидении, отправилась в душ, но мыслями все равно была во сне, с тем волком. Гладила по голове, скользя ладонью по мягкой шерсти и впитывая в себя все его страдания. Это какое-то наваждение! Нужно что-то с этим делать. Причем срочно. Выйдя из ванной, высушила феном волосы, одела коротенький топик с готическим изображением, рваные джинсы, и пошла на кухню. Пока шарилась в холодильнике, пытаясь отыскать хоть что-то съестное, пришел папа.

— Доброе утро! — сказал он. — Как спалось?

— Да знаешь, как-то не очень, — я скривила губы.

Поняв, что позавтракать сегодня вряд ли удастся, обратилась к отцу:

— Пап, наверно, пора съездить в магазин. Продукты закончились.

— Да знаю я. Только машина сломалась. Придется вызвать такси.

— Тогда я побыстрому сгоняю в город, — выпалила я, — а ты пока яичницу сделай. Там два яйца осталось.

— Побыстрому? Это как в прошлый раз? — усмехнулся он.

Я улыбнулась, вспомнив, как уехала с утра, а вернулась по темноте. Тогда мы со Светкой сначала решили сходить в кино, потом погуляли по городу, посидели в кафе, а уж затем отправились в супермаркет.

— Если что, я позвоню, — уверила его и, чмокнув в щеку, пошла в комнату за сумочкой.

А когда вышла в прихожую и надела балетки, отец меня остановил со словами:

— Деньги возьми, — на лице появилась улыбка. Он протянул мне несколько купюр, сложенных пополам. — И покушать не забудь.

— Спасибо, пап. Я перекушу в кафешке.

На остановке простояла около получаса, но все-таки дождалась автобуса. Обратно решила вернуться на такси, ведь буду с пакетами, которые на себе не утащить даже если очень постараться. Приехав в город, первым делом заскочила в пиццерию. Заказала два кусочка пиццы и принялась поглощать ее, с наслаждением прожевывая кусочки. В какой-то момент поняла, что за мной наблюдают. Перестала жевать и подняла глаза на соседний столик. В ту же секунду встретилась взглядом с Егором, который сидел в окружении друзей. Кусок пиццы застрял в горле. Я закашлялась и глотнула колы из трубочки. Снова глянула на него. Смотрела исподлобья. Скорее всего, это выглядело отталкивающе, но Егора не остановило. Он поднялся и направился ко мне, вынуждая напрячься. Его только не хватало!

 — Привет, — несмело произнес. — Можно присесть?

Взгляд казался виноватым, видимо, за прошлый раз. Не очень хорошо мы расстались. Кажется, я дала ему в глаз. Но заслуженно.

— Если хочешь, — равнодушно произнесла я.

Тот, не раздумывая, сел напротив, будто только об этом и мечтал полжизни.

— Как дела?

О, Вселенная, какой банальный вопрос! Ничего пооригинальней не мог придумать?

— Нормально, — отмахнулась я, всем видом показывая, что Егор мне не интересен.

Думала, он поймет и отстанет, но нет. Этот наглец продолжал сидеть за столиком и нагло пялиться на меня. Пришлось быстренько доесть пиццу и, сославшись на отсутствие времени, уйти.

На улице я с облегчением выдохнула и направилась в торговый центр за продуктами. Набрав полные пакеты еды, вышла на улицу. Поставив их на асфальт, глянула на дисплей смартфона и поразилась, сколько времени провела в магазинах. Уму непостижимо! Седьмой час! Я всегда поражалась шопоголикам, которые чуть ли не целые сутки проводят в торговых центрах, гоняясь за дешевыми товарами на распродажах.

Вздохнув, принялась искать номер такси, но меня остановил знакомый голос:

— Снег, подкинуть до дома?

Это был Егор. Я отрицательно помотала головой и набрала номер.

— Здравствуйте, можно машинку на Калинина, 48?

— Добрый вечер. К сожалению, свободных машин нет.

— Ну ладно. До свидания.

Я со злостью поджала губы и только сейчас заметила, что авто Егора все еще стояло рядом.

— Ну что? — спросил он. — Поедем?

Что ж, пришлось согласиться, ведь других номеров таксистов у меня нет, а бегать и искать машину с пакетами в руках как-то не хотелось. Я сложила покупки на заднее сиденье, а сама села вперед. Какое-то время мы ехали молча, а потом Егор решился на разговор:

— Снежан, я хотел сказать… — он глянул на меня, оторвав взгляд от дороги. — Тогда это была моя бывшая. Она накинулась на меня, и как раз ты вышла. Я не виноват.     

— Уже не важно, — безучастно бросила я.

— Нет? — он потянулся рукой к моему лицу.

Я встрепенулась и гаркнула:

— Смотри на дорогу!

Егор перевел взгляд и замолчал.

Немного не доезжая до дома, он вдруг притормозил и повернулся ко мне. Сердце екнуло, и я пожалела, что поехала с ним. Что он задумал?

— Если тебе все равно, то почему ты дрожишь? — спросил он, наивно полагая, что дрожь вызвана его близостью ко мне.

На самом деле я просто боялась, что мы разобьемся, пока он бросает на меня двусмысленные взгляды. Но теперь машина стояла, поэтому от сердца отлегло.   

Я усмехнулась и покачала головой, поражаясь, как же Егор ошибается.

— Ты слишком высокого о себе мнения, — хмыкнула я и отвернулась к окну. — Заводи машину, или я пойду пешком.

— Снежок, посмотри на меня, — ласково произнес Егор, отчего сердце встрепенулось, и тело отозвалось приятной дрожью.

Я резко повернулась к нему и со злостью выпалила:

— Никогда больше так не называй меня, понял?!

Мой тон был довольно резок, но он не остановил его от глупости. Егор зарылся пальцами в мои распущенные волосы и притянул лицо к себе. Когда губы оказались в нескольких сантиметрах от моего рта, пихнула парня в грудь и выскочила из машины. Сердце громко билось под ребрами. Я двинулась по трассе в сторону дома. Егор выскочил следом — я слышала, как хлопнула дверь, и закричал:

— Что ты делаешь?! Не глупи, Снега! Вернись в тачку!

— И не подумаю! — обернувшись, прокричала в ответ. — Завезешь пакеты моему отцу!

— Да погоди ты!..

До дома осталось буквально несколько метров. Пятьдесят-сто. Дойду. Ничего со мной не случится. Но недолго я наслаждалась одиночеством. Егор нагнал меня и, схватив за локоть, развернул к себе.

— Подожди, говорю! Да что с тобой?!  

Наши глаза встретились. Что я почувствовала? Да ничего. Абсолютно. Этот парень давно в прошлом. С тех пор, как поняла, что люблю Дарена. Черт, зачем я о нем вспомнила? Смогу ли забыть его когда-нибудь? 

— Я не хотел тебя обидеть. Все получилось по идиотски. Но ты мне нравишься, и я хотел бы…

Не надо, Егор. — Я приложила ладонь к его губам.

Но почему? — Он убрал мою кисть ото рта и продолжил: — У тебя кто-то есть?

Был, произнесла я и вздохнула, вновь подумав о Дарене.

Тут же задумалась. Почему сказала: был? Неужели подсознательно уже все для себя решила?

А что случилось? Он обидел тебя? — не унимался Егор.

Какой же он настырный. Неужели не понимает, что не всегда стоит лезть человеку в душу! Я покачала головой, не желая обсуждать эту тему, особенно с ним. Но ему, кажется, об этом никто не говорил, поэтому Егор продолжил:

— Не молчи. Поделись со мной. — Он провел кончиками пальцев по моей щеке.

Я оторопела от его настойчивости. Ну не хотелось открываться ему! Как еще сказать?! Он затронул больную для меня тему. Тему, которую даже с папой обсуждать не всегда хочется. Как объяснить Егору, что лучше не лезть ко мне в душу?  

— Ты последний человек, с кем я буду обсуждать свою личную жизнь, — выплюнула слова.

И вновь вспомнила о Дарене. Он был последним, кому я доверилась… И обожглась. Он скрывал от меня свою жизнь, да все! Дарен скрывал все! Ехидно ухмыльнувшись, мысленно велела себе забыть о нем раз и навсегда. И не нашла ничего лучше, как поцеловать Егора. Как говорится, клин клином. А вдруг поможет?

Приподнялась на носочки, чтобы дотянуться до его лица, обвила шею руками и вонзилась в губы. Честно сказать, ничего не почувствовала. Ни волнующей дрожи, ни бабочек в животе. А ведь когда-то этот парень вызывал во мне океан эмоций.

Когда рука Егора опустилась мне на попку, его вдруг словно кто-то оторвал от меня, потому что внезапно он оказался на земле. Подняв недоуменный взгляд, увидела Дарена и ойкнула. Какого черта?! Его лицо выражало миллион эмоций, но больше всего прослеживались ярость и желание кого-нибудь убить, разорвать на куски или перегрызть горло. Что там обычно делают оборотни?

Я испуганно попятилась, выпучив на него глаза, не представляя, каким будет следующее действие.

— Эй, мужик, ты чего?! — донесся до ушей голос Егора. — Ты кто вообще такой?!

Ох, лучше бы он не геройствовал, не зная, с кем имеет дело.

Проваливай или тебе не поздоровится! — рявкнул Дарен, не отрывая от меня взгляда.

Сейчас он смотрел так, будто на свою собственность, а Егор покусился на его кусок мяса. Сердце встревожено билось, будто желая вырваться из груди.

Глянув на Егора, я поняла, что он не собирается встревать в наши с Дареном разборки. Парень был растерян и потихоньку пятился к машине, потом побежал.

— Что ты делаешь?! — зарычал Дарен на меня, вызвав тем самым трепет во всем теле.

Я еще не готова была увидеть его, тем более таким. Он начал приближаться.

— Не подходи, — я вытянула руку ладонью к нему.

Она дрожала, и это было заметно.

— Ты пойдешь со мной, — заявил он, будто имеет на меня какие-то права.

Подойдя, схватил за локоть, но я дернулась и освободилась от захвата.

— Никуда я с тобой не пойду! — изо всех сил пыталась совладать со страхом и произнести это уверенно, но вышло с натяжкой. Голос сорвался.

— Это не обсуждается, Снежана! — рыкнул Дарен. — Или ты идешь со мной, или я силой увожу тебя отсюда. Поверь, мне не хочется этого делать.

Он протянул раскрытую ладонь. Бросив на нее взгляд, я несмело шагнула вперед, но руки не подала. Что-то не позволяло довериться ему. Пришлось остановиться в нерешительности, а затем снова отступить.

— Ты уверена, что хочешь этого? — Дарен прищурился и опустил руку.

Я сглотнула и стиснула зубы, стараясь держаться смело. На миг повисло молчание.  

— Я уверена в том, что не хочу идти с тобой, — начала я и вдруг вспомнила слова отца о том, что Дарен мучается вдали от меня. Хмыкнув, продолжила: — Вот так, значит, ты страдаешь? Что-то по тебе не видно. Совсем озверел.

— Это ты со мной делаешь. Вдали от тебя я медленно погибаю. Мой волк требует твоего присутствия, тепла, поцелуев.

Неужели, все так запущено? Я поочередно прикусывала то нижнюю, то верхнюю губу.

— Я пока не готова принять тебя таким, — с сожалением в голосе, проговорила. — Ни тебя, ни твоего волка. И не знаю, смогу ли вообще. Тебе лучше уйти, Дарен.

Сказав это, сглотнула и поджала губы.

— Уйти? Оставить тебя с этим?.. — не оборачиваясь, он указал рукой в сторону машины Егора.

Я заметила, как тот приближался к нам, и нахмурилась, пытаясь понять, что задумал мой бывший.

Дарен схватил меня за плечи и притянул к себе. Попав в плен его золотистых глаз, пышущих любовью и обожанием, на миг растерялась. Разумом понимала, что наш союз невозможен, но тело говорило обратное. Оно так и льнуло к Дарену. Он коснулся моего лица, отчего я на секунду прикрыла глаза, наслаждаясь подаренной секундой нежности.

— Эй, ты! — крикнул Егор. — Отвали от моей девушки!

В руке блеснуло лезвие или мне показалось?

Дарен с рычанием развернулся и, схватив парня за горло, приподнял. Нож выскользнул из руки Егора и, упав на асфальт, звякнул. Парень вцепился в запястье противника, пытаясь расслабить хватку, но Дарен так крепко держал, что не получалось.   

— Дарен, что ты делаешь?! — в ужасе закричала я, поняв, что у него едва получается контролировать гнев. — Ты убьешь его!

Он повернул ко мне свое лицо. Могу поклясться, что его глаза в этот момент светились. Мой голос подействовал на Дарена отрезвляюще, он отпустил Егора и ринулся ко мне. Схватил за предплечья и притянул к себе.

— Слушай меня внимательно, Снежок, — голос был холоден. Мне даже стало немного обидно, отчего я закусила нижнюю губу. — Я понимаю, тебе страшно. То, что ты узнала, не укладывается у тебя в голове, но пройдет время и ты примешь это, — его тон смягчился. — А сейчас пойдем. Я отведу тебя домой. 

Я уже практически сдалась, собиралась сказать, что согласна на его условия, как вдруг снова увидела Егора. Его рука, сжимающая нож, взметнулась вверх и ударила Дарена в спину. Я вскрикнула и отшатнулась назад. У меня будто опору отняли, земля под ногами пошатнулась. Сердце пропустило удар, а глаза застлала пелена слез.

— Зря ты это сделал! — прошипел словно на последнем издыхании Дарен и упал в мои объятия.

Я осторожно усадила его на обочину дороги, придерживая за торс, и открыла рот, чтобы приказать Егору подогнать к нам машину, но того и след простыл. Вскоре его автомобиль тронулся с места, развернулся, и скрылся из вида. Остались лишь мои пакеты с продуктами.

— Черт, — выругалась себе под нос и посмотрела на Дарена. — Как тебе помочь?

— Извлеки нож, — прохрипел он.

Я глянула на рукоятку, торчащую в спине.

— Вытащи! — снова повторил. — Со мной все будет хорошо.

Пришлось прислушаться к нему. Схватилась за рукоятку ножа и потянула. Вынув, отбросила в сторону и зажала порез.

— Не нужно, — прошептал Дарен. — Рана сейчас затянется.

— Как это? — до меня не сразу дошло.

— У оборотней ускоренная регенерация тканей. Такие раны заживают в течение нескольких минут после извлечения предмета, иногда дольше.

Черт, из-за этой ситуации совсем забыла, что он оборотень. Собиралась отстраниться, но Дарен, видимо, почувствовав, удержал меня за руку.

— Не бойся меня, Снежок. Я все тот же.

Но говорить легко. А вот сердце рядом с Дареном дико колотилось… но от страха ли? Может, от близости? Я не понимала собственных чувств, запуталась в ощущениях. Поэтому решила не торопиться и дать себе привыкнуть к мысли о том, что Дарен оборотень.  

Вскоре рана на его теле исчезла. Я осмотрела то место, где еще недавно был глубокий порез, но ничего не обнаружила. Удивительно! Дарен взял пакеты и проводил меня до дома. На прощание я едва поборола желание поцеловать его хотя бы в щеку. Как бы в знак благодарности. Но вовремя сдержала порыв. Не зачем давать ему надежду, когда сама до конца не уверена, смогу ли и дальше встречаться с этим человеком.