Глава 5. Снежана

Картинки во сне сменялись одна за другой. Я видела то оранжево-желтые глаза волка, смотрящие на меня так, что хотелось подойти и погладить его; то куски разорванной плоти, указывающие на то, что животное слишком опасно; то себя в лужи крови. Картинки не из приятных, но страха я не ощущала. Совсем. 

Я резко открыла глаза и с облегчением выдохнула, поняв, что нахожусь в своей комнате. Вернее в своей новой комнате… Уже несколько дней мы с отцом живем в съемном одноэтажном домишке в старой части города у завода. Он не такой уютный, как наш дом, но жить можно. Тем более, надеюсь, мы здесь надолго не задержимся.

Как только мы приехали в мегаполис, папа устроился на завод охранником. Он целыми днями пропадал на работе, а я скучала в полном одиночестве. Вновь и вновь рисовала волков, пытаясь занять себя чем-то. А когда у отца был выходной, мы смотрели фильмы и ели попкорн. Сегодня мы тоже смотрели кино, но вместо попкорна был вкусный ужин, шампанское и шоколад. Так отец решил отметить мое совершеннолетие.

Мы поели, выпили шампанского за мое счастье, вспомнили смешные случаи из жизни. Мне наприсылали кучу эсэмэсок друзья по школе, а со Светкой Поляковой мы даже поговорили. Если честно, я соскучилась по подруге…

Я вздохнула и проводила папу до двери. Сегодня у него ночная смена, мне придется остаться одной.

— Дверь никому не открывай, — дал он наказ перед уходом. — Мало ли кто может явиться. Мы здесь никого не знаем, поэтому нечего кому попало открывать.

— Ой, ну хватит. Не маленькая, сама знаю. Иди уже, а то опоздаешь, — усмехнулась я, выталкивая его за порог.

Он поцеловал меня в щеку и ушел. Меня немного унесло с шампанского, я поудобней устроилась перед телевизором, сжимая в руках мягкого мишку, которого подарил папа. Он все еще думает, что я маленькая девочка, поэтому и дарит плюшевых зверей. Дома у меня их на целый зоопарк хватит. Усмехнувшись, зевнула и слегка размяла плечи. Вскоре в сенках послышался непонятный шорох. Я взяла пульт и, выключив звук на телевизоре, прислушалась. То ли кто-то царапал когтями по дереву, то ли пытался всунуть ключ в замочную скважину. Я насторожилась, встала с дивана и нехотя пошлепала в сенки. Звук исчез. Может, показалось? Вернувшись в комнату, поняла, что не показалось. Снова будто кто-то скребся. А если, это папа не может открыть дверь? Я встала и, на носочках подкравшись к ней, спросила:

— Кто здесь? Пап, это ты?

Послышалось жалобное скуление, похожее на вопль животного. Я поспешно открыла дверь и, сглотнув твердый ком в горле, обомлела. На меня смотрел большой серый волк. Намного крупнее обычного лесного волка. Я затаила дыхание и на мгновение зажмурившись, помотала головой, прогоняя видение. Но зверь не исчез. Я была заворожена, смотрела в его янтарного цвета глаза и не понимала, почему не испытываю страха. Самое странное было то, что волк, кажется, не собирался нападать. Он просто сидел в трех шагах от меня и смотрел, пленяя пронзительным взглядом. Я протянула к нему руку, давая понять, что не причиню вреда. Он встал и грациозно выпрямился.

— Откуда ты здесь взялся? Странно, — хмыкнула я. — Ну, иди же сюда. Ты же не сделаешь мне больно? Нет? Вон какой разумный взгляд.

Волк приблизился. Я наклонилась и робко коснулась его мягкой шерсти. Происходило нечто запредельное. Казалось, открою глаза и пойму, что это лишь сон. Наверно, поэтому я такая смелая. Просыпаться отчаянно не хотелось. Животное притягивало меня, как атомы притягивают друг друга.

Внезапно зазвонил мой телефон. Вздрогнув, я убрала руку от головы зверя и  обернулась на звук. А когда посмотрела в проем двери, там никого не оказалось. Неужели причудилось? Мотнув головой, я снова взглянула на место, где несколько секунд назад сидел волк, и заметила у порога какую-то белую коробочку. Подняла ее и, открыв, увидела кулон с розовым камнем на изящной, кажется, золотой цепочке. Внутри лежал небольшой клочок бумаги, на котором красивыми печатными буквами было написано: «С днем рождения, Снежок». Я хмыкнула и побежала в комнату за телефоном. Приняла вызов от папы, рассматривая камень.

— Снежана, почему так долго трубку не берешь? Ты спала?

— Ой, пап, прости. Не слышала. Телевизор смотрю.

— Все в порядке?

— Ага. Без происшествий, — отчиталась я.

Отключившись, положила смартфон на стол и вернулась на диван. Я долго рассматривала кулон. Кто его все же прислал? Это так странно. Я видела волка, а потом появилась коробочка с украшением. И эта записка… Волки же писать не умеют...

Блин, что за бред я несу? Конечно же, подарок не от волка. Его принес человек… Человек… Я зевнула и, на мгновение прикрыв глаза, разлепить их уже не смогла…

В девять утра я сидела за столом на кухне с чашкой горячего шоколада и беседовала с вернувшимся со смены отцом.

— Пап, а я вчера волка видела, — улыбнулась я, грея ладони о кружку.

Он поперхнулся чаем и, прокашлявшись, переспросил:

— Как ты сказала? Волка? Где? Ты в порядке? — разволновался он и схватился за сердце.

— Что, пап?! — я бросилась к нему. — Сердце? Ты из-за волка? Не волнуйся, он не причинил мне вреда. — Это был какой-то странный волк. Словно домашний. А может, это была собака. Я не знаю.

— Он нашел нас, — прошептал отец, взяв меня за руку.

— О ком ты говоришь? — не понимала я.

Взглянула на отца. Его глаза судорожно бегали.

— Я забыл тебе сказать, мы должны вернуться домой. Меня переводят в наш городок. Поближе к дому.  

Он поднялся и, выключив свет, выглянул в окно.

— Как переводят? Мы же только приехали, — я уже совершенно запуталась. — Да что с тобой происходит? Куда ты все время бежишь? Мы ведь приехали сюда не из-за работы? Это был предлог, да? Что происходит, скажи мне!

Папа снова зажег свет и заметался по кухне, то запуская пальцы в темные с сединой на висках волосы, то потирая лицо с недельной щетиной.

— Я не могу ничего тебе сказать, но мы должны уезжать.

Отец подошел ко мне и, обняв, поцеловал в макушку.

— Дурдом, — процедила я сквозь зубы.

Состояние папы меня встревожило, поэтому я решила прогуляться до аптеки. Купить успокоительное. Оно сейчас ему необходимо.

— Так, я сейчас схожу в аптеку, а ты жди меня дома. Хорошо?

— Нет, тебе нельзя на улицу! — отец схватил меня за запястье.

— Пап, ты меня пугаешь, — нахмурилась я и, вырвав руку из его ладони, пошла в коридор.

Быстро натянув кроссовки, выскочила из дома. На улице попыталась унять волнение, потерла переносицу. Все-таки поведение отца сильно беспокоило меня. Похоже, с ним не все в порядке. Не желая надолго оставлять его одного, я поспешила в аптеку.

Сегодня было очень жарко. Вместе с лекарством купила бутылочку воды. Я уже шла домой, когда в переулке мне преградила путь мужская фигура. Подняв голову, встретилась взглядом с янтарными глазами. И пропала… Снова зависла, как тогда, у нас дома. Это был он, тот самый красавчик — знакомый отца. Сердце волнительно забилось, и я поняла, что почти не дышу. Но… что он здесь делает?

— Э-э-э, — протянула я, — вы что здесь делаете? То есть… пройти можно? Я вообще-то спешу, а вы меня задерживаете.

Я поняла, что несу полный бред и залилась краской, которая обожгла щеки. Пришлось опустить глаза.

— Мне нужен твой отец, — спокойно сказал мужчина. — Не проводишь меня к нему?

— Нет. Папа не сможет с вами поговорить.

— Что-то случилось? — поинтересовался он, на что я лишь фыркнула и, обойдя мужчину, пошла к дому.

— Подожди, я хочу помочь, — настаивал красавчик.

— Помочь? — я остановилась, дождалась, когда он подойдет, и продолжила, уже глядя ему в глаза: — Тогда скажите, что вам от нас надо? После вашего визита папа решил уехать. Он соврал мне. Сказал, что ему дали здесь работу, поэтому нам нужно уехать. Но это был лишь предлог. Он соврал мне, понимаете? Раньше он никогда не врал.

Я смотрела на мужчину и не могла оторвать взгляда от его совершенного мужественного лица, обрамленного темно-русыми длинными волосами. Легкая щетина очень ему шла.

Он же смотрел удивленно, чуток приподняв одну бровь, будто ждал дальнейших слов. В какой-то момент я поняла, что залюбовалась им и смущенно отвернулась. Потом вспомнила, что задала вопрос и не получила ответа, и снова затараторила, посмотрев на мужчину:

— Вы не ответили. Зачем вы приходили к нам домой? Что вам нужно от папы? И зачем приехали сюда? Он вам денег должен? Поэтому вы преследуете нас?

Красавчик молчал, продолжая разглядывать меня. Я уже было открыла рот, чтобы вылить на него очередную порцию вопросов, но вовремя спохватилась и замолчала. Не хочет отвечать — не надо. Настаивать не буду.

Я развернулась, решив, что больше не зачем попусту тратить время на разговоры с самой собой. Сделала шаг по направлению к дому, как вдруг мужчина схватил меня за запястье и резко потянул на себя. Я оступилась и упала прямо в его стальные объятия, ухватившись за бицепс, где была набита татуировка. Растеряно заглянула в янтарные глаза, отливающие золотом. Внутри все взорвалось от прикосновения, словно бабочки запорхали, щекоча крылышками. Такое странное, но в то же время приятное ощущение. Стало трудно дышать, мысли затуманились, время остановилось, запечатляя этот миг... Не знаю, о чем думал он, но мне безумно хотелось поцеловать его в уголок губ, затем оставить на его губах языком влажную дорожку до второго уголка...

Что происходит? Откуда у меня это ненормальное влечение? Я испугалась своего желания и тех чувств, которые вызвал во мне мужчина всего единственным прикосновением.

— Что за… — возмущенно пробормотала я и, ровно встав на ноги, разомкнула пальцы, которые все еще крепко сжимали руку незнакомца.

— Прости, — бросил он, — не хотел тебя напугать.

— А кто сказал, что я испугалась? — теперь приподняла бровь я. — Слушайте, объясните уже наконец, что за дела у вас с папой? Может, я смогу дать вам то, что нужно?

Сказала и только потом задумалась о смысле произнесенных слов. О, Вселенная! Что я несу? Щеки снова опалила краска стыда, и я поджала губы. 

— Заманчивое предложение, — улыбнулся мужчина, шаря взглядом по моему лицу.

— Чего улыбаетесь? Я что-то смешное сказала? И что вы нашли на моем лице? Зачем так смотреть?

— Просто пытаюсь представить, что именно ты можешь мне дать, — медленно сказал он, словно смакуя фразу.

Похотливая ухмылка повисла на его лице. О чем это он?.. Ах, да, я же сама предложила… Черт…

— Да вы!.. — возмутилась я и снова поджала губы. Дыхание участилось, сердце еще сильнее заколотилось. — Что вы о себе возомнили... Воображала! — раздраженно бросила я слова, подавив дикое желание по-детски показать ему язык. — Не стойте у меня на пути, раз вам нечего сказать.

Я снова обошла мужчину и направилась к дому. По пути остановилась и открыла бутылку с водой. Мало того, что солнце нещадно палило, так еще жар разлился по телу от невинного прикосновения к коже этого воображалы. В горле пересохло. Я набрала в рот воды и собиралась проглотить ее, когда вдруг на мое плечо легла чья-то рука. И я, резко обернувшись, от неожиданности прыснула водой в лицо мужчины. Тут же вытаращила на него глаза, прикрыв рот ладонью. А-а-а, что я наделала?!

— Сейчас, — буркнула я и, вытащив платок из сумочки, принялась вытирать влагу с его лица, приговаривая: — Вы сами виноваты. Нечего было меня пугать. Что вам еще от меня понадобилось? Слова вдруг нашлись? Нет, чтоб домой пойти, так ведь нужно было следом тащиться. Кто вы такой? Почему преследуете меня?

Закончив тараторить, снова попала в омут его глаз, но вытирать воду не перестала.

— На какой из вопросов ты хочешь, чтобы я ответил сначала? — улыбнулся воображала.

Обычно, когда волнуюсь, начинаю нести всякую чушь и много болтать. Но теперь, услышав мягкий мужской голос, пришла в себя — замолчала. Прекратила промокать платком носогубную складку на лице красавчика, опустила руку. Сглотнула, встретившись с нереально яркими глазами.

— Что?.. — растеряно прошептала я, когда молчание затянулось.

Но, не дождавшись ответа, развернулась и быстрым шагом направилась к дому. Потом вдруг побежала. Щеки пламенели от стыда, сердце дико колотилось, дыхания не хватало. Я подбежала к калитке и, не оглядываясь, скрылась за ней.

Дома велела отцу выпить таблетки, что он и сделал. Мы немного поговорили. Я успокоила его, сказав, что ничего со мной плохого не случилось. В принципе, так ведь все и было. Не считая одного недоразумения в виде отпадного красавчика-воображалы, которому я плюнула в лицо. О, Вселенная, за что мне все это?

Я закрылась в комнате. Лежа на кровати, пыталась забыть о случившемся, но мысли не собирались оставлять меня в покое. Этот воображала пробудил во мне ранее неизведанные чувства, которых я даже немного побаивалась.