***

В кабинете мы успокоились, собрались с мыслями, но так и не смогли дать логичного объяснения увиденному в лесу. Наверное, сошли с ума, но ведь не обе сразу. Это невозможно!

— Ты ведь тоже видела, Кристи, я не слетела с катушек. Это был вампир! Они существуют, я знала! — с энтузиазмом воскликнула Кейт, схватив меня за руку.

Глаза широко открыты, зрачки расширены, на лице глупая улыбочка.

— Чему ты так радуешься? — нахмурилась я. — Ты что, не понимаешь?

— Понимаю, Кристина, понимаю. В том-то и дело! Не руби с плеча. Ты потом поймешь, что я права. Это вампир. Точно!

Красные нечеловеческие глаза, девушка в объятиях чудовища, и то, как он склонился над ней, словно пил кровь из ее шеи. Абсурд! Слава Богу, пришел Дуайт и велел Кейт отправляться в зал, а то мы бы с ней столько всего напридумывали. Конечно, он заметил, что ведем мы себя странно и слишком взвинчены, но мне удалось убедить друга, что все в порядке.

Оставшись в одиночестве, я не могла найти места: слонялась из угла в угол, покусывая губы и держа в дрожащих руках телефон. Теория Кейт, конечно, нелепа, но… Нет! Никаких «но»!..

Мысли смешались, превратились в густую кашу; неизвестность убивала и в тоже время подстегивала к действиям. Я не могла больше ждать и, набросив на плечи куртку, вышла на свежий воздух. Озираясь по сторонам на крыльце под тусклым светом единственной лампочки, время от времени судорожно вглядывалась в темноту, выискивая Кевина. Что там происходит? Почему же он так долго?! И только подумав об этом, заметила приближающуюся фигуру. Это был Кевин.

— Слава Богу, с тобой все в порядке! — воскликнула я.

— Зачем ты вышла, Кристина? Я же велел оставаться в баре, — раздраженно произнес он, подойдя ко мне. — Разве ты еще не поняла? Все слишком серьезно!

— Не смогла усидеть на месте, зная, что ты один в темном лесу, и тебе грозит опасность. Что это было? Кто этот… это… Он выглядел как человек, но его глаза… Это что, вампир? — не верилось, что это произношу я. — Если нет, то кто? Ты ведь знаешь. Я вижу!

Кевин невозмутимо смотрел на меня.

— Ты ничуть не напуган, — продолжила я, не дождавшись ответа. — Ведешь себя так, будто ничего не случилось. А ведь там, в лесу, красноглазый маньяк. И рычал он вовсе не как человек.

Я не могла устоять на месте, ходила из стороны в сторону по крыльцу, нервно сжимая телефон.

Твоя фантазия увидела больше, чем твои глаза. И даже, если я скажу, что он вампир, ты ведь все равно не поверишь.

— А ты попробуй. Или мне сообщить в полицию о том, что видела? Если ты хочешь, чтобы я успокоилась и поверила — докажи! Мне нужна правда.

Кевин замолчал, отошел в сторону. Я видела его метания, не понимала одного: почему так трудно сказать правду?

— Черт, черт, черт, — пробубнил он себе под нос.

— У тебя пять минут, или я звоню маршалу.

— Хорошо, — выдохнул Кевин и подошел ко мне. — О том, что я скажу, не должна знать ни одна живая душа. — Мужчина набрал в легкие воздуха. — Тот парень… Ты правильно заметила — он только с виду похож на человека. На самом деле он… бессмертный.

— То есть он… — растерянно пробормотала я.

— Вампир, — закончил мою мысль Кевин. Его холодный, обреченный взгляд пугал.

— Вампир? — точно эхо повторила и рассмеялась. — Ты сказал это, чтобы я отстала? Если да, то я звоню в полицию. Мне надоело выпрашивать у тебя правду.

Я принялась набирать номер маршала.

— Звони, — сдался Кевин, — Покажешь полицейским место нападения, возможно, они и поверят, будто там что-то произошло… когда найдут кровь. Вот только тела-то нет. Ведь девушка жива и уже, наверное, пьет чай, сидя перед телевизором, и не помнит о случившемся. Давай, звони! Расскажи обо мне. Пусть меня допросят, но только я скажу им то же, что тебе. Это объяснение полицию не устроит, и меня упекут за решетку как единственного подозреваемого. Я ведь там был и упустил нападавшего. Почему бы им не повесить это на меня? Звони, чего же ты ждешь?

Перед глазами промелькнула картинка из леса: обмякшее тело девушки в руках ненормального. А ведь Кевин прав, в его бредни про вампиров точно не поверят, а мои показания будут против него… Я убрала телефон в карман и скрестила руки на груди.

— Хорошо, не буду звонить. Но скажи, ты серьезно веришь в вампиров?

По большому счету, это не важно. Ты можешь продолжать отрицать, что их не существует или забыть о том, что видела, жить дальше. Только, прошу, возвращайся в бар, — Кевин коснулся моего плеча. — Не нужно лезть на рожон. Это в самом деле может быть опасно.

Он развернулся и пошел прочь, но я побежала за ним.

 — Постой, мы еще не договорили. Ты серьезно считаешь, что мне стоит опасаться… вампиров? — усмехнулась я.

Он повернулся и смерил меня недовольным взглядом, от которого по телу пробежал холодок.

 — Зря ты ввязалась во все это. Но раз уж так получилось, я буду присматривать за тобой. Ты сама скоро все поймешь, но до тех пор пообещай никому не открывать правду.

— С чего бы это? — с подозрением спросила я. — Люди должны знать, что вампиры существуют, если это действительно так.

Произнося эти слова, я про себя усмехнулась. Надо же, подумать не могла, что буду обсуждать с Кевином вампиров.

— То есть ты хочешь осознанно подвергнуть их жизни опасности? Мир погрузится в хаос, если открыть людям правду сейчас. И создадут они его сами. Да и вампиров не стоит недооценивать. Они без малейшего колебания могут уничтожить всю твою семью.

— Так я все-таки видела вампира, и это не плод моего воображения? Невероятно, — сказала я и поджала губы. — И, кстати, у меня нет семьи. Только брат.

— И в твоих силах сохранить ему жизнь.

— Да что вообще такое ты говоришь? — Я шагнула назад, испуганно смотря на Кевина. Хотелось поверить ему, безумно хотелось, но это невозможно. — Если вампиры существуют, почему не обращают всех подряд?

Когда я была маленькой и впервые посмотрела фильм о вампирах, меня мучил этот вопрос. Почему же им просто не начать кусать всех, чтобы создать армию кровососов? Я надеялась, что у Кевина не найдется ответа, и он сдаст позиции, наконец, признается, что просто пошутил. Но он, словно хороший актер, играл свою роль.

— Во-первых, обращение — сложный процесс. А во-вторых, у вампиров есть свои законы, нарушение которых может привести к неминуемой смерти, — без единой заминки ответил он, словно знал, что говорит.

— Нет, я не верю. Не хочу верить, — твердила я. — Ладно, тебе удалось меня разыграть, а теперь расскажи, как вы с Кэти это устроили. Это ведь она тебя подговорила?

— Это не розыгрыш, — продолжил Кевин. — Ты сама видела. Почему же сейчас отрицаешь? Я бы никогда не стал говорить тебе об этом, если бы ты не пошла в лес и не увидела то, что увидела. А попала ты в самый разгар трапезы. Вампиры так питаются, и ты об этом прекрасно знаешь, Кристина. Они существуют и обладают сверхспособностями.

— Сверхспособностями? — хмыкнула я. — Какими же?

— Сверхскорость, гипноз, сила, быстрая регенерация и еще много всего. Это зависит от возраста вампира. Чем старше, тем больше способностей.

— Откуда тебе это известно?! — не сдержалась я.

Мне уже порядком стали надоедать его бредни о вампирах. Ему бы втирать все это в мозги Кэти.

— Я не могу сейчас рассказать, но со временем…

— Со временем?

Я была потрясена. За какой-то час на меня вылилось столько всего… Будто попала под проливной дождь. Казалось, голова вот-вот расколется от интенсивного потока мыслей. Вздохнув, я вновь, уже с вызовом, заглянула Кевину в глаза.

— Хорошо, предположим, я поверила, и вампиры действительно существуют, тогда как защититься? Святая вода? Распятья? Чеснок?

— Ничего из перечисленного.

— Ты серьезно? Неужели кол в сердце?

— Классический способ убийства не подойдет. Кол лишь на время задержит вампира, причинит мучительную боль. Способ первый — поджарить его на солнце, второй — поджечь и третий — обезглавить.

— Прекрасно, — нервно усмехнулась я, — буду разгуливать с топором.

Нервы постепенно сдавали. Я глубоко вздохнула.

— Допустим, ты убедил меня молчать, но что делать с Кейт? Она же тоже видела.

— Я пообщаюсь с ней. Только ты не должна говорить с подругой обо мне и о случившемся. А сейчас возвращайся в бар и старайся не думать о том, что произошло сегодня.

— Да разве я смогу не думать? Я работать не смогу!

— Ты сможешь. Иди. Мне уже пора.

От меня не ускользнуло то, что Кевин говорил со мной в приказном тоне, словно просил и требовал одновременно. А сейчас утверждает, что я смогу. Откуда он знает, что мне по силам, а что нет?

Проводив Кевина растерянным взглядом, шагнула за дверь служебного входа. Перед глазами стояла картина: ядовитый взгляд ярко-красных глаз, точно пронизывал меня насквозь, проникая в каждую частичку души, заставляя дрожать и нервно покусывать губы. А дикое рычание раздирало слух. Уму непостижимо! Я ведь всегда считала, что вампиры — это миф, который с годами изменялся, становился все более интересным для нас — любителей сказок и легенд. Но сейчас мое мировоззрение вступило в противоречие с реальностью, с тем, что я видела сегодня, с тем, что я никогда не смогу забыть.

Перейти к 4 главе