Глава 12

Поражаюсь, как Кейт удалось вытащить меня из дома утром в единственный выходной, да еще по такому поводу — в очередной раз посетить кинотеатр в Уэйко, где показывали ее любимый вампирский фильм. Он оказался весьма заурядным — режиссер явно не имел никакого представления о настоящих вампирах. После дня, проведенного с подругой, на душе стало немного легче.

Вернувшись в Сэнтинел, я попрощалась с Кэти возле ее двери и вышла на тротуар. Быстро зашагала вдоль коттеджей к дому. Ласковый ветерок проникал под футболку, нежно касаясь кожи. Противоречивые чувства наполняли меня. Тишина завораживала, а темнота пугала, пришлось ускорить шаг.

Уже почти приблизившись к дому, я остановилась и опасливо посмотрела в сторону рощицы, которая казалась одним темным размытым пятном. Слова Кевина всплыли в сознании, отдаваясь в голове настойчивым эхом: «Я всегда буду рядом». Хмурясь, продолжила путь.

Вдруг передо мной выросла мужская фигура. Это был он, словно рок какой-то: существо, убившее папу. Предчувствие не обмануло. По спине пробежал противный холодок. Тяжело дыша, я с омерзением смотрела в лицо убийцы, которое внушало ненависть и отвращение. Как мне хотелось в этот момент быть сильной и растерзать Эндрю. Наконец-то отомстить! Мои руки медленно сжались в кулаки, хрустнули суставы пальцев. Я мысленно представила вампира в моей власти, как с упоением, медленно вгоняю кол в его сердце, дюйм за дюймом, как он корчится от нестерпимой боли и мучительно умирает. Признаться, эта картина вызвала во мне удовлетворение.

Преодолев оцепенение и прогнав зверские картины из головы, я набросилась на него. Словно дикая кошка, почти не осознавая своих действий, вцепилась ногтями в его лицо. Хотелось содрать эту чертову ухмылку! Внутри меня все кипело, такую ярость и жажду мести я прежде никогда не испытывала. Но сильнее заводило то, что, несмотря на мои ничтожные попытки причинить убийце боль, он оставался холоден и нерушим, как мраморная глыба.

— Перестань! Ты не сможешь сделать мне больно.

Он схватил меня за запястья. Почему же только сейчас, будто нарочно позволял бить себя?

— Это лишь вопрос времени! — злилась я. — Ты заплатишь за все! Я убью тебя! Будь ты проклят!

— Я уже сто сорок девять лет проклят, детка!

Попытка вырваться из стальных оков не увенчалась успехом. Желчная улыбка все больше заводила меня. Вот бы чудесным образом в руках оказался… Я с ужасом осознала, что понятия не имею, как на самом деле можно убить вампира. Кевин говорил о трех способах и уверял, что кол в сердце способен лишь на время задержать кровопийцу. Но можно ли верить Кевину, ведь он один из них? Зачем ему раскрывать мне то, что любой вампир пожелал бы скрыть?

Глаза чудовища смеялись, заставляя ненавидеть его сильнее. Внутри все сжималось от чувства омерзения. Я ужаснулась, как только вампир ловким движением откинул меня назад, придерживая одной рукой за талию, а другой отбрасывая с моего плеча волосы. Давление пальцев вызвало бурю отвращения.

Вампир расстегнул молнию на моей куртке и отогнул воротник, а я вцепилась в холодную руку, пытаясь сопротивляться. Верила, что еще не конец, что это существо меня непременно отпустит и выдохнула с облегчением, когда услышала голос Кевина.

— Отпусти Кристину, — велел он — мой ангел-хранитель.

Тот отшвырнул меня — я упала на землю, больно ударившись бедром. Тело сковала слабость. Пытаясь подняться, чувствовала боль. Но что такое физическая боль по сравнению с охватившим меня ужасом?

Будто в тумане наблюдала, как Кевин схватил Эндрю за горло и прижал к земле. Я вздрогнула и снова попыталась подняться — не вышло.

— Не испытывай мое терпение, — сказал Кевин, сжимая горло убийцы.

Я мысленно призывала его убить этого урода.

— А врать не хорошо, — прохрипел тот. Поразительно, но, даже находясь на волоске от смерти, он не терял самоуверенности. — Метки нет, а, значит, я могу делать с девчонкой, что захочу.

— Заткнись! И проваливай, пока еще жив.

Кевин разжал пальцы и позволил вампиру подняться. И почему он его не убил? Почему?!

Сумев наконец-то встать, я, тяжело дыша, медленно и прихрамывая, побрела к дому, до сих пор находясь под впечатлением от встречи с убийцей. Сердце стучало в висках. Такое чувство, будто голова вот-вот разорвется на части. Это билась во мне неугомонная ненависть. Обнимая себя за плечи, я шла дальше, как безумный фанатик, продолжая прокручивать в голове единственную мысль: «Убей его, Кевин! Убей!»

— В следующий раз я тебя не пощажу, и сообщу о твоих делах Совету, — долетел до меня голос Кевина.

— Дело твое, но раз уж на то пошло, не забудь упомянуть о своих грешках.

Голоса удалялись. Стало трудно различить смысл сказанного.

Я ковыляла, не оборачиваясь. Еще несколько метров, и я в безопасности! Но до него так и не добралась — меня внезапно остановил Кевин, словно материализовался из воздуха. Его обещание всегда быть рядом оказалось правдой, и поэтому жизнь все больше становилась зависимой от его воли.

— Он не причинил тебе вреда? — встревожено спросил Кевин, касаясь моих плеч.

— Где он? — лихорадочно воскликнула я, оглядываясь.

Никого не было.

— Ушел. Ты пока в безопасности, Кристина.

Ушел? Так просто взял и ушел? Я должна была его убить! Крепко прижавшись к твердой груди, уткнулась носом в мягкую ткань свитера. Не отдавая отчета действиям, как запуганный ребенок жалась к Кевину, чувствуя в этом существе реальную защиту и поддержку.

— И снова я должна тебя поблагодарить.

Я отстранилась от него.

— Не стоит. Я же сказал, что всегда буду рядом, — мягко улыбнулся он и погладил меня по голове. — Ты можешь мне доверять.

И мне этого хотелось, но я не могла позволить себе такой роскоши. Слишком часто обжигалась.

— Что нужно от меня этому?.. — я не сумела подобрать слово, каким можно наградить врага.

— То, что я скажу, может шокировать. Я не сказал раньше, желая уберечь тебя от волнений. Но ты должна знать, что Эндрю — Игрок. Есть вампиры, которые не желают просто питаться, они превращают все это в игру.

Я нахмурилась и медленно двинулась к дому, стараясь не хромать, чтобы не показывать боль. Кевин шел рядом.

— Как бы тебе попроще сказать? — задумался Кевин. — Они играют с жертвами, преследуют их. Заставляют мучиться в ожидании своей участи, но не убивают сразу. Стараются растянуть игру. Эндрю как паук, который расставляет сети и выжидает подходящего момента, чтобы убить, насладиться добычей. Страх, гнев, паника, ненависть и даже любовь — эти эмоции и чувства влияют на кровь, делают ее более соблазнительной.

Почему-то подумалось, что Кевин наблюдает за моей реакцией. Так внимательно смотрел…

— Выходит, что он хочет загнать меня в угол, а потом… убить?

Догадки настолько потрясли меня, что голос задрожал.

— Я стою у него на пути, это его еще больше распаляет, но поверь, он не сумеет и пальцем тебя тронуть.

— Почему ты так уверен?

— Потому что я не позволю, — твердо заявил Кевин.

В его лице отразилась уверенность в собственных словах, да такая, что я невольно поверила. А, может быть, просто хотелось верить?

Воцарилась тишина, которую я вскоре нарушила:

— Почему он убивает? Не будет людей, не будет и вампиров.

Я поморщилась от собственных слов.

— Адреналин, охота. Игра обостряет аппетит. Кровь становится вкуснее, когда долго добиваешься желаемого… Вы обладаете разными характерами, так и мы, наделены всевозможными чертами и способностями. Кто-то как Эндрю — Игроки; кто-то как я — одиночки, старающиеся жить по законам людей и не убивать. Даже если не в силах совладать с жаждой. И те, и другие живут сплошь и рядом. У нас тоже есть свои законы, которые мы обязаны соблюдать. А за нарушение полагается смерть или заточение на долгие годы. Как суд решит.

— У вас есть суд?

Мы остановились на выложенной серым камнем дорожке, ведущей к крыльцу дома.

— У нас почти все, как у вас, ведь мы тоже когда-то были людьми. Приговор выносит Старейшина — самый древний вампир, — пояснил Кевин. — Как я уже сказал, не все вампиры убивают. Достаточно держать себя в руках, чтобы оставить человека в живых. Но молодые вампиры по своей неопытности убивают людей. Так было и так будет. Неофитам требуется много крови, чтобы набраться сил, поэтому они часто охотятся. Животная кровь практически ничего не дает, кроме сил, ведь звери не испытывают эмоций, что свойственны человеку.

Я поежилась, на мгновение представив себя этим самым неофитом, который гоняется за людьми… и замолчала. Помнится, совсем недавно я тряслась от мысли, что стану вампиром… в тот день, когда Эндрю укусил меня. И снова мысли вернулись к нему. В голове не укладывалось, что он играет со мной. Но главное — я сама позволяю ему это. Возможно, вампир отстанет, если перестать бояться его… К несчастью, Эндрю возбуждает не только мой страх, но и ненависть, которая пожирает меня с каждым днем все сильнее. Боюсь наделать глупостей, снова встретившись лицом к лицу с убийцей отца. Мне нужен четкий план мести, и я не могу позволить себе совершить опрометчивые поступки, о которых потом пожалею… если останусь жива.

Захотелось уйти, стоило только углубиться в воспоминания. Кевин не стал меня задерживать, и я вошла в дом.

Невыносимо хотелось выплеснуть эмоции, копившиеся во мне с того дня, как я поняла, что убийца отца — вампир. Я жалела, что Кевин не расправился с ним. Значит, это нужно сделать мне. Ярость кипела внутри, вытесняя из меня все человеческое. Хотелось убить чудовище, но я знала, что не стоит идти на поводу у эмоций. Не зря же папа учил меня прятать их. «Иначе будешь уязвима», — яркой искрой вспыхнули слова отца. Я все понимала, но не могла упустить случай.

Заставив себя сесть за стол в гостиной, попыталась успокоиться. Глубоко вздохнула, но это не помогло. Пальцы нервно отбивали ритм по журнальному столику.

Нужно во что бы то ни стало переиграть вампира!

Я соскочила с места, открыла шкаф и вытащила начатую бутылку виски. Глотнув несколько раз, ощутила одурманивающее тепло внутри. Кажется, помогло. Напряжение постепенно начало проходить. Однако желание поквитаться с вампиром оказалось сильнее. Я прикончу его прямо сейчас и, будь, что будет! Глупо? Да! Но, возможно, это мой последний шанс. Кто знает, что со мной будет завтра?

Рискованный план ворвался в голову, и я поспешила припрятать в рукав кол, который все время носила в сумке. Чтобы осуществить задуманное, прихватила перочинный ножик. Эндрю хочет моей крови? Он ее получит!

Оказавшись на улице, огляделась и двинулась к тротуару по выложенной камнем дорожке. Руки дрожали. Сердце безумно колотилось, казалось, я слышу даже его стук. Эмоции настолько захлестнули, что я не отдавала себе отчета. Шла напропалую пока не свернула на дорогу. Спустя несколько миль очутилась у церкви. Закрыв глаза, начала мысленно призывать убийцу с огромной уверенностью, что он появится!

— Ну что же ты не приходишь? — шептала я, оглядываясь в ожидании.

В ответ слышался только гул леса. Я с яростью сжимала в руке оружие. Пусть только появится, не раздумывая, воткну кол в бесчувственное сердце!

Где же ты, сволочь?

— Не думал, что все окажется настолько просто, — раздался голос из темноты. — Признаюсь честно, я удивлен, но еще больше заинтригован.

Тревога кольнула в груди. Я всматривалась в сумрак, стараясь хоть что-то разглядеть, и увидела вампира, когда тот оказался напротив. Снова эта кривая ухмылка на губах. Алкоголь и адреналин делали свое дело — я чувствовала силу, уверенность и полное отсутствие страха.

Несмотря на желание покончить с чудовищем, помнила о защите мыслей, поэтому представила кирпичную стену, прежде чем почувствовала, что он копается в сознании. Кровь — вот что поможет подобраться ближе! Я вынула из кармана ножик. Нажав на кнопку, отчего лезвие выскочило наружу, сжала зубы и полоснула себе по пальцу. Кровь потекла по ладони.

— Что ты делаешь? — В изумлении вампир шагнул вперед, но я не позволила ему приблизиться — отступила.

Его лицо резко стало меняться: глаза покраснели, во рту показались клыки. Сильнее сжав зубы, я представляла, как воткну кол в это чудовище. Только бы не ошибиться, не упустить момент. У меня всего один шанс.

Я напряженно сглотнула. Протянув дрожащую руку, искушала вампира запахом крови.

Ну, давай же! Давай!

Ярко-красные глаза горели диким пламенем, звериный оскал пугал. Вампир шагнул вперед. Я, не ожидая от себя такой быстрой реакции, резко вытащила из рукава кол и ударила Эндрю в грудь. Он схватился за деревянную рукоятку, а я бросилась бежать в сторону дома, не замечая ничего вокруг. Влетев в дом, закрылась на замок. Прислонившись спиной к стене, сползла по ней, обхватила колени руками. Тяжело дыша, заметила, что вся трясусь. Глаза накрыла пелена слез. Я ведь все правильно сделала и не буду сожалеть! По крайней мере, не должна. И надеюсь — вампир умер. Пусть это будет так!

Немного придя в себя, отправилась в кухню и смыла с рук кровь. Вода окрасилась в алый цвет, отчего меня передернуло.

Приняв душ, я забинтовала палец и легла в постель, попыталась заснуть. Старалась не думать о произошедшем, словно ничего не случилось, но мысли все равно лезли в голову, не давая покоя.