Глава 13

Ночью меня снова преследовали кошмары.

Измученная и опустошенная я наполнила кипятком любимую большую кружку с надписью «дорогой племяннице», и бросила туда ложку растворимого кофе. Пленяющий запах бодрящего напитка на какой-то миг улучшил настроение. Поспешно сделав несколько глотков, ощутила, как обжигающая жидкость согрела меня изнутри. Я непроизвольно улыбнулась и, закрыв глаза, откинулась на спинку стула. Но тут же, как нарочно, раздался телефонный звонок. Словно ошпаренная, я бросилась в гостиную и схватила радио-трубку. Мужской хрипловатый голос на другом конце провода назвал мою фамилию и извинился за столь ранний звонок.

— Кто вы? — удивилась я, не припоминая этот голос.

— Вас беспокоят из «Сити банка», штат Нью-Йорк. Меня зовут Джонатан Парсон. Я из юридического отдела.

Что нужно нью-йоркскому клерку от меня? Не дай Бог, Антон вляпался в какую-нибудь историю!

— Я вас слушаю.

— Вы племянница Александра Ветрова, верно?

— Да.

— Согласно условиям договора аренды банковской ячейки, оформленной на имя Александра Ветрова, срок пользования истек.

— И?

— Ваше имя указано в договоре, поэтому банк решил разыскать вас и передать содержимое ячейки.

— Хорошо, но я не могу в ближайшее время уехать из города, — встревожилась я.

— Об этом не волнуйтесь, ячейку вам доставит курьер, вы введете код и заберете содержимое.

— Какой еще код?

— В этом я, к сожалению, вам помочь не могу. К обеду ячейку доставят. До свидания, мисс Ветрова.

— До свидания.

Я нажала на кнопку сброса и положила трубку на стол.

Вот тебе и мохито! Хотя, если учесть то, что я узнала из дядиного письма, возможно, сумею подобрать нужные цифры. На всякий случай решила порыться в кабинете: в документах, книгах, в надежде, что хоть что-то натолкнет на мысль. К сожалению, ничего, кроме впустую потраченного времени. Когда раздалась трель дверного звонка, я разволновалась, словно перед свиданием. Как, прошло уже два часа? Сбежав, как метеор, по крутой лестнице, отворила дверь. На пороге застыл высокий смуглый латиноамериканец в темно-синей униформе. В руках он держал небольшую железную коробку.

— Добрый день, — улыбнулся он. — Вы мисс Ветрова?

— Да. Входите.

Посыльный вошел в дом. Я жестом велела ему пройти в гостиную. Поставив коробку на стол, он вынул из перекинутой через плечо сумки документы.

— Распишитесь, пожалуйста, за доставку.

Мужчина протянул ручку, и я поставила подпись на документах.

— Вы должны забрать содержимое ячейки.

Я попыталась ввести код — дату, которая стояла в дядином письме, но не прошло! А что еще можно взять из письма? Да ничего! Значит, связи с письмом никакой. Потом ввела день рождения дяди. Не прошел. Ввела свой, Антона, папин, тети Марины — ничего. Парень поглядывал то на меня, то на часы в гостиной.

— Вы торопитесь? — спросила я, читая на лице ответ на вопрос.

— Вообще-то да, но я подожду. Помощь нужна?

— Да чем вы сможете помочь? — нахмурилась я, покусывая от досады губу. — Может быть, день смерти тети Марины? — вслух произнесла и ввела нужные цифры, но снова прокол. — Ну что за черт!

Я мысленно вернулась в прошлое, вспоминая самые яркие минуты, связанные с дядей. Должно быть хоть что-то, иначе он написал бы подсказку или сам код. Недаром же в случае возникновения непредвиденных обстоятельств дядя распорядился связаться со мной, значит, код должен иметь ко мне хоть какое-то отношение. Так, в детстве он называл меня принцессой, но что это может мне дать? Нужны цифры! Цифры… Когда всевозможные комбинации были испробованы, оставалось лишь отпустить посыльного вместе с ячейкой. Но тут в голову взбрела нелепая мысль: если попробовать дату смерти дяди? Раз он знал, что его убьют, то вполне может сгодиться. Чем черт не шутит? Я медленно нажимала цифру за цифрой, не особо надеясь на то, что замок наконец-то поддастся напору и дикому желанию узнать, что же находится внутри этой коробки. Неожиданно раздался писк, и дверца открылась. Я с облегчением выдохнула. Торопливо вынула продолговатый предмет, завернутый в бархатную темную ткань, и очередной конверт, подписанный моим именем.

Сунув в ладонь курьера чаевые, я отпустила его. Села на диван и развернула сверток. В нем оказался деревянный кол, но это меня не удивило, ведь предыдущее письмо пролило свет на жизнь дяди. Я подцепила ногтем бумажный край клапана и, вспоров пальцем бок конверта, вытащила сложенный лист бумаги.

«Кристина, если ты читаешь это письмо, значит, сумела подобрать код. Ты всегда была сообразительной девочкой, моя принцесса. Всегда верил в тебя и, что бы ни случилось, знай — я рядом.

В этом письме я расскажу другую часть истории...

Вероятно, тебе уже известно, что вампира нельзя убить колом в сердце. Так вот… После смерти моего спасителя, Брайана Ливайна, мне досталось главное оружие, которым можно убить любого, даже самого древнего вампира. Это кол, вымазанный кровью первого вампира — называется он Сакратэлум, в переводе с латинского «святое оружие». Я долгое время искал орудие, способное уничтожить любого вампира, и наткнулся на легенду о Сакратэлуме. Каин — первый кровопийца, однажды решил, что его миссия закончена, и ему больше нечего делать в мире людей. Ночью он пришел на пустынное место и сел под дубом, ожидая своей участи. По мере того, как солнце начало подниматься, кожа Каина растворялась в его лучах, оставляя после себя кровавую оголенную плоть. Вены лопались, тело истекало кровью, которую впитал ствол дерева. Позже из его древесины выточили кол. Считалось, что он способен отобрать у вампира его бессмертие, ведь кровь Каина несет в себе смерть. Если верить легенде, он был самым сильным вампиром, от которого произошел весь бессмертный род. Ни один вампир не выдержит той силы, что заточена в Сакратэлуме, поэтому только этот кол способен убить бессмертного…»

Получается, Кевин не лгал — вампира не убить обычным колом, а значит, Эндрю уничтожить почти невозможно. Это разлило меня, что я даже невольно сжала кулак, но взяла себя в руки, сосредоточилась и продолжила читать письмо:

«Я рассказал об оружии с единственной целью, чтобы ты сумела защитить себя и Антона. Ты ведь была моей любимой племянницей, я знал тебя, как себя. Уверен, ты не продала дом, поэтому нуждаешься в защите. Но помни, Адриану известно, что кол находился у меня. Всегда будь начеку! Вампиры не отступятся и попытаются заполучить его любым способом. Никому не верь.

Кристина, в тебе есть амбиции, внутренняя сила. Ты справишься! Главное не забывай — самое безопасное место для Сакратэлума — моя потайная комната-сейф. Знаю, ты в курсе, где она находится. Пароль: дата твоего рождения. Сбрось его и установи надежный. Это все, что я хотел сказать. Хотя нет. Есть еще кое-что: я люблю вас с Антошкой. Берегите себя.

С любовью, ваш дядя Саша».

Смяв листок, я бросила его в пепельницу на столе. Теперь мне все известно, и это послание не должно попасть в чужие руки. Я подожгла письмо. Огонь моментально охватил бумагу, за секунды оставляя от нее лишь пепел.

Протяжный звонок телефона заставил меня отвлечься. Схватив со стола трубку, поднесла к уху.

— Да!

— Крис, привет! Я хочу отпроситься, — пробормотал Дуайт на другом конце провода. — Мне этой ночью нужно уехать из города по делам. Нужно уехать.

— Без проблем. Надо, так езжай.

— Спасибо, Крис, и прости, что бросаю в очередной раз. Прости! Тем более сейчас…

— А что сейчас?

— Кейт не придет. Не знаю, где она. Сбросила эсэмэс, что не сможет прийти, просила извиниться перед тобой. Я позвонил Тайре, она подойдет. В общем, извиняй. Извиняй!

— Да ладно, справимся, не впервой! — с оптимизмом воскликнула я.

Попрощавшись с Дуайтом, поднялась в дядин кабинет. Приложив немного усилий, отодвинула шкаф от стены. Я увидела сейфовую дверь высотой мне по грудь и ввела пароль. Замок щелкнул. Аккуратно убрав внутрь сверток, я сбросила старый код, ввела новый — дату смерти папы, и закрыла дверцу, аккуратно вернула шкаф на место и стала собираться в бар.

Теперь у меня есть оружие. Я знаю, как убить вампира, но когда будет следующая встреча, одному Богу известно.