Глава 9

Сон был тяжелым. Встав с кровати, я пришла в себя не сразу. Лишь струя холодного душа смогла рассеять тягостные образы, терзавшие меня ночью. Но жизнь казалась еще большим кошмаром. Как теперь называть Кевина — чудовище, кровопийца, вампир? Это существо читало меня, словно открытую книгу, пронзая умопомрачительно обаятельным взглядом. Теперь понятно, он просто считывал мои мысли, желания, мечты и бог знает, что еще. Вот почему уходил от вопросов, которые касались защиты. Защита! Я вышла из душа, закуталась в мягкое полотенце и подошла к шкафу. Достав шкатулку, вынула кольцо. Какой же силой обладает эта вещь?

Надо уезжать из города. Да, надо! Но я близка к раскрытию тайны смерти папы, поэтому нужно идти до конца, раз уж сама ввязалась в это дело. Если бы я продала собственность дяди, то, возможно, до сих пор не знала бы о вампирах. Но теперь-то мне известно, что убийца отца, скорее всего, вампир, и даже под дулом пистолета меня не заставят покинуть Сэнтинел. Я найду эту тварь и вырву ее мертвое сердце даже ценой собственной жизни!

Я чувствовала себя так, словно тело пропустили через мясорубку: была рассеяна и неуклюжа, вдобавок ко всему голова раскалывалась. Нужно отдохнуть. Сколько можно изводить себя?

Позвонив Дуайту, переложила на него полномочия по бизнесу. Потом набрала номер нашей второй официантки, Тайры, и попросила выйти на работу. Она справится с клиентами одна, а Кейт встанет за барную стойку.

Закончив давать задания, я отправилась в зал, достала из шкафа толстый потрепанный фотоальбом, на котором золотой нитью было вышито: «Семья — это моя жизнь». Теребя в руке кольцо, я глубоко вздохнула и села в кресло. Грустная улыбка коснулась губ, стоило только открыть альбом. Первый же снимок заставил всхлипнуть. Закусив губу, я провела пальцем по фотографии, на которой мне улыбались самые близкие люди: папа, Антон и дядя Саша.

Я листала альбом, перед глазами вновь оживали дни, проведенные с отцом и дядей. Вспоминались смешные и трогательные случаи, согревая и одновременно раня. В детстве я часто гостила у дяди Саши. Могла посреди ночи отправиться в его комнату, чтобы рассказать сны, которые не давали спать. Он говорил: «Закрывай глаза и думай о чем-нибудь хорошем, приятном, красивом. Тогда страшные сны больше не придут». И, следуя его совету, я закрывала глаза, представляла ангелов, которые парят в небесах и улыбаются мне. Кошмары и, правда, не тревожили меня. Но после смерти папы предательские, тревожные сны вернулись, заставляя буквально каждую ночь проводить в плену ужаса. Увы, теперь дядино «заклинание» не помогает. Ложась спать, я пытаюсь представить ангелочков, но они не идут в мои грезы — чувствую лишь пустоту, мрак и беспомощность…

Одиночество, конечно, иногда идет людям на пользу, но уже к полудню мне захотелось с кем-нибудь поговорить. Недолго думая, набрала номер брата.

— Привет, как дела? — Я улеглась на кровать, вертя в руках кольцо. — У тебя все хорошо? Ничего не случилось?

— Сестренка, привет! Я в порядке, а что? У тебя странный голос. Случилось что-то?

— Нет, — отмахнулась я. — Просто хотела сказать, чтобы ты пока не приезжал в Сэнтинел.

— С какого перепугу, Кристи? Я так-то соскучился и хочу тебя увидеть.

— Антон, пока не стоит, слышишь? Пообещай, что не приедешь.

— Хм… Ну хорошо, — согласился брат. — Ты странная. У тебя там все в порядке?

— Смотрела дядин альбом, взгрустнулось чего-то... Я скучаю по папе, дяде… По тебе.

— Скучаешь, но не хочешь меня видеть, — хмыкнул брат.

— Не придирайся к словам. Я пока не могу тебе ничего рассказать, просто поверь, что сейчас не стоит сюда приезжать.

— Тебе виднее. А, знаешь, что, сестренка? Заведи себе собачку. Разрешаю назвать моим именем, — засмеялся Антон.

 «Или приручи вампира», — мелькнуло в мыслях, и я тряхнула головой.

Попрощавшись с братом, непроизвольно надела на палец кольцо. Нужно начать к нему привыкать, если в этой вещи действительно есть сила.

Стук в дверь рассеял мысли. Спустившись вниз, я отворила ее и вздернула бровь, увидев на пороге маршала полиции.

— Можно войти? — тихо спросил он, переминаясь с ноги на ногу. — Я заходил в бар, но мне сказали, что сегодня вы остались дома.

Странный он какой-то. Куда делся тот решительный и твердый человек, с которым я разговаривала в участке?

— Небольшая депрессия, — улыбнулась я. — Конечно, проходите.

Впустив, я проводила его в гостиную. Усадив в кресло, с нескрываемым удивлением смотрела на мужчину в ожидании разговора.

— Простите, что без предупреждения, Кристина, просто это очень важно. Я закурю, вы не против?

— Курите.

Я достала их шкафа струю дядину пепельницу и поставила на журнальный столик. Ренди Чарльстон подкурил сигарету и выпустил дым. Его руки немного дрожали, да и сам он казался нервным. Только сделав несколько глубоких затяжек, маршал начал говорить.

— Теперь я верю вам, Кристина, — его голос слегка дрожал, будто от холода, хотя в гостиной было тепло.

— Верите, что я не убивала девушку?

— Верю, что вас укусил вампир, — стряхнув пепел, он поднял глаза, и я отчетливо распознала в них страх. — Я сам видел…

— Видели вампира? — прищурилась я.

— Да. Эту ночь я провел в участке, пытаясь разгадать головоломку, которую вы мне подкинули. Наша кофе-машина словно нарочно сломалась, и мне пришлось купить кофе в автомате… в том, что стоит в переулке между салоном Стефани и фельдшерским пунктом. Иду, значит, и вижу, будто что-то промелькнуло перед глазами, словно тень какая. Ну я не придал значения, иду дальше, завернул в переулок, а там девушка. «Не спится?» — спрашивает и подходит ко мне. — Чарльстон несколько раз затянулся и потушил сигарету. — «Кофе кончился», — отвечаю и подхожу к автомату. «Вы будете?» — спрашиваю, а она: «Кофе не пью, только кровь. Поделишься?» Я сразу достал пистолет и...

— И? — непроизвольно вырвалось у меня.

— Ее глаза… Они были ярко-красными. Я наставил на нее оружие, а она засмеялась, потом зашипела и оскалилась. Тогда я и вспомнил о вас.

— Как вам удалось уйти?

— Я выстрелил ей в грудь. Сам от себя не ожидал. Потом добрался до участка и переночевал там. Утром вернулся в переулок, но тела не обнаружил. Как она могла уйти?

— Скорее всего, вампира не убить обычными пулями.

Чарльстон поджал губы.

— А как тогда? Осиновым колом?

— Он практически бесполезен. Лишь дает время на отступление. Если хотите убить вампира, придется его обезглавить. Мне не многое известно, Ренди. Простите. Одно я знаю точно, эта тварь обязательно вернется за вами, так что будьте начеку. Вампиры, как я уже убедилась, не привыкли оставлять в живых тех, кто что-то о них знает.

— Спасибо за предупреждение. Ладно, тогда я пойду. — Маршал поднялся, поправил брюки, отдернул куртку. — Не буду вас отвлекать.

Спасибо, что зашли. Мне важно знать, что вы не считаете меня сумасшедшей.

Он кивнул.

Проводив мужчину до двери, я вернулась в гостиную. Мысли снова и снова возвращались к вампирам. Кевин один из них — это сводило с ума...

После заката снова раздался стук. Я боялась даже подумать, кто это мог быть, но все же отворила дверь. На пороге стоял Кевин, его глаза показались мне дьявольскими. На лице застыло серьезное выражение, такое, что меня бросило в дрожь, и я захлопнула перед ним дверь. Теперь он меня действительно испугал.

Но снова настойчиво постучали.

— Открой, Кристина. Мы должны поговорить. Прошлой ночью было не до объяснений, но медлить больше нельзя, — мягко сказал Кевин через дверь, словно то, что он вампир совсем ничего не меняет.

— Уходи, — велела я, вздрагивая и непроизвольно сжимая кулаки. — Оставь меня в покое. Я не хочу быть пешкой в ваших играх. Жизнь и так отобрала у меня самое дорогое.

Страх огромным снежным комом застыл в груди, отчего сильнее билось сердце. Быстрые удары гулким эхом отдавались в голове.

— А если я скажу то, что ты отчаянно хочешь узнать? Открой дверь, и я открою тебе все тайны.

— Откуда ты знаешь, что мне нужно?! — крикнула я и тут же сообразила — он читал мои мысли. — Как ты мог притворяться другом и в то же время рыться в моей голове?

— Я хочу помочь. Открой дверь, прошу. Давай просто поговорим! Обещаю, все будет хорошо.

Мне не давала покоя назойливая мысль, что Кевин может знать что-то важное об убийстве папы, поэтому отворила дверь и застыла на пороге, не решаясь переступить его. Непреодолимое волнение поселилось в груди, как только я увидела Кевина. Там, на улице, ночь только начинала захватывать в свои сети природу, обволакивать округу устрашающей темнотой. Это наводило ужас, ведь я оказалась совсем одна рядом с вампиром. Но он не сможет мне ничего сделать, если не впускать его в дом. А еще у меня есть кольцо.

— Прости, что напугал, — сказал Кевин, словно чувствуя мое состояние. — Я хочу просто поговорить.

Я приподняла бровь, настороженно наблюдая за ним. Он смотрел так странно, и от этого взгляда стало еще больше не по себе. Обняв себя за плечи, поежилась.

— Я напугал тебя вчера.

— Ты обманул меня!

— Я просто умолчал о своей сущности.

Несколько секунд мы просто смотрели друг на друга, а потом я не выдержала:

— Что ты имел в виду, когда сказал, что знаешь о моих желаниях?

Кевин протянул руку, желая прикоснуться ко мне. Я отстранилась, пытаясь спрятаться за дверь.

— Кристина, твоего отца убил вампир. Думаю, ты догадываешься об этом.

Грудь сдавило отчаянье. В памяти вспыхнула картинка того дня, когда я нашла папу. Раны на его шее вполне могли быть оставлены клыками вампира. Слова Кевина полностью совпадали с предположением детектива Хэмптона, и моя уверенность в этом возросла. Отца без сомнения убил вампир.

— Откуда ты вообще узнал о его смерти?

— Я чувствую твою боль. Вампиры гораздо чувствительнее людей.

— Тогда расскажи все, что может помочь мне.

— Хочешь отомстить?

Я разозлилась от того, что понятия не имею, что делать, появись возможность поквитаться с вампиром. Стоя в вихре своего негодования, я не знала, куда деть поглощающее меня чувство. Слишком мало мне известно, чтобы что-то предпринять, но я непременно найду способ.

— Скажи имя убийцы!

— Оно тебе ничего не даст.

— Ты пришел сюда, чтобы поиздеваться или помочь? Если второе, тогда говори. Не увиливай, не прикрывай эту тварь. Понадобись тебе такая информация, я бы непременно сказала это чертово имя!

Надежда робким ростком пробивалась в душе, и я впилась глазами в освещенное лампочкой лицо Кевина, внимательно следя за его эмоциями. Он замер в сомнениях, но все же, я победила.

— Его зовут Эндрю.

— Это же имя вампира, который напал на меня, — тревога острыми копьями пронзала грудь. — Я слышала, как вчера ты назвал его по имени.

— Ты права.

Я непроизвольно сдавила кулаки и поджала губы.

— Почему теперь этот Эндрю охотится за мной? Он что, маньяк и истребляет семьи? Что мои близкие сделали ему? Неужели и дядю Сашу убил он?

— Вполне возможно, — подхватил Кевин. — Если ты права, Эндрю не остановится. Не нужно провоцировать его, Кристина. Тебе все равно не справиться с ним. Если ты не намерена отступать и твердо решила отомстить, я постараюсь узнать, от чего зависим Эндрю. А ты будь предельно осторожна и внимательна. Если он выбрал тебя, то обязательно закончит начатое. Но я всегда буду рядом.

— Не нужно за мной следить, — разозлилась я и заметила, что страх понемногу стал отступать.

— Не следить, а присматривать.

— Это одно и то же, — пояснила я и решила закончить разговор. — Я пойду.

Я уже почти закрыла дверь, но Кевин придержал ее.

— Постой! Я живу в доме у озера. Если нужна будет помощь, только скажи.

Я кивнула и попрощалась с ним.

Тревожные мысли не спешили покидать меня. Они вращались вокруг того, о чем я только что узнала — Эндрю причина всех моих бед.