Глава 10. Роза

Из детского дома Андрей отвез меня в салон цветов. Когда я вошла и увидела там Диму, мило воркующего с Ритой, ревность острой стрелой пронзила сердце. А главное, он никак не отреагировал на мой приход. Продолжал заигрывать с ней, склонившись над прилавком.

— Привет! — воскликнула, подойдя ближе, провела ладонью по Димкиной спине и, нагнувшись, поцеловала в щеку.

— Привет, Розита, — наконец он обратил на меня внимание. — Уже закончила? Все в порядке?

— Все просто замечательно, — с улыбкой ответила, вспомнив о том, как здорово провела время.

И сразу стало не по себе, ведь у нас с Димой скоро свадьба, а я позволяю себе гулять с другим мужчиной. Да, это было не свидание, но отчего же я ощущаю себя предательницей? Наверно, потому что до сих пор не сказала Диме, кто на самом деле наш заказчик. И это грызет меня.

— А я вот пригласил Риту на нашу свадьбу, — вдруг сказал Димка, прервав поток моих мыслей и развернувшись ко мне.

— Здорово, — похвалила его и попросила: — Поехали домой, а? Я что-то устала.

— Поехали.

В машине Дима завел разговор о свадьбе. Пообещал на неделе выкроить время для поездки в ЗАГС. До меня только сейчас дошло, что скоро я стану женой Дмитрия Новикова! Что это не плод моего воображения — это реальность, которой я так долго ждала.

Спустя три дня все так и произошло. Дима забрал меня с работы около десяти утра, и мы наконец-то выбрали дату и подали заявление. Я была на седьмом небе от счастья, уже из дома позвонила Люде и поделилась радостью.

— Представляешь, через три месяца я стану женой Димы!

— Ну что еще сказать — поздравляю! — разочарованно выдохнула она. — Раз ты любишь своего Димку, то совет вам да любовь, как говорится. Но я бы на твоем месте еще подождала немного… Мало ли, что может произойти.

— Это ты на что намекаешь?! — возмущенно поинтересовалась я, открывая холодильник.

— Не намекаю, а говорю прямо, как привыкла. Скоро мы с тобой идем на благотворительный вечер, не забыла?

— И что? — я достала коробку с апельсиновым соком и, наполнив стакан, отправилась с ним в зал.

— А то! Как дам сейчас по лбу!

— Люд, если ты снова про Андрея, то ничего слушать не хочу. — Опустившись в мягкое кожаное кресло, сделала глоток и продолжила: — Не надо нас сводить, ладно? Это ни к чему хорошему не приведет. Во-первых, он не в моем вкусе, а во-вторых, я замуж выхожу. Я люблю Диму.

— Эх, ладно. Больше не буду настаивать, — подруга вздохнула и перевела тему. — Блин, жду не дождусь встречи с Максом. Я уже и наряд подобрала. Он когда меня увидит, обалдеет.

— Надеюсь, твой план сработает. Ты ведь в платье его покорять собралась, да?

— А то! Первое платье в моем гардеробе. Оно реально классное!

Что ж, увидим, когда придет время.

И вот настал этот день. С утра я поехала в кафе «Мишель» и, расставляя цветочные композиции, вдруг почувствовала необъяснимый страх. Что, если не справлюсь с возложенной на меня задачей? Подведу и детишек, и Андрея… Подумав о нем, ощутила, как сердце взволнованно забилось. Вспомнила нашу вылазку в детский дом, светящиеся от радости глаза мальчиков и девочек. Андрей был таким нежным с ними, заботливым, внимательным… он будет хорошим отцом…

Я отдернула себя. Мне-то какое дело до того, каким отцом он будет? Хмыкнув, обвела взглядом зал, убеждаясь, что ничего не забыла, и пошла на выход из кафе. Взяв такси, поехала за Людой. Осталось каких-то три часа до начала торжества. Нам нужно привести себя в порядок.

Она носилась по комнате, как потерпевшая, боясь забыть что-то жизненно необходимое. Интересно, что это может быть?

— Главное голову не забудь, — подколола ее.

— А? Что? — она растеряно уставилась на меня.

— Поехали, говорю. Все, что тебе может понадобиться, у меня есть.

Люда схватила с вешалки платье, сунула в пакет и отрапортовала:

— Так точно, товарищ генерал! — разве что честь не отдала.

Рассмеявшись, я пошла на выход, и вскоре мы уже примеряли наряды в моей комнате.

Я, конечно, могла себе представить, что за платье купила Людка, но что оно будет настолько безвкусным, подумать не могла.

— Ты собираешься пойти в этом? — я ошеломленно смотрела на подругу, которая крутилась перед большим зеркалом, разглядывая обнову.

Последний раз я видела ее в платье на выпускном вечере, четыре года назад. И тогда оно было намного симпатичней этого балахона, скрывающего все достоинства фигуры. Это не тот наряд, в котором стоит идти на благотворительный вечер. Теперь моя очередь делиться одеждой. Хм… кажется, у меня дежавю.

— Скорее снимай это безобразие. Сейчас тебе кое-что подберем. — Я открыл шкаф и, сняв с вешалки одно из моих любимых платьев, протянула Люде. — Знаю, ты любишь черный цвет. Примерь.

Она молча взяла его и через пару минут уже стояла передо мной довольнёханькая. Платье на подруге сидело как влитое. Я даже глазам не поверила, настолько оно ей шло. Обтягивающее, сексуальное, но в то же время очень сдержанное за счет того, что верх полностью закрыт под горло. Сам ворот вышит серебряным стеклярусом, отчего платье только выигрывает. Длина чуть выше колен — поэтому назвать его вульгарным язык не поворачивался. Как раз то, что нужно!

— Оно прикольное, — поделилась впечатлением подруга, — но слишком закрытое.

— На это и расчет. В женщине должна быть тайна. Ты ведь не только секса с ним хочешь, а отношений, я права?

— Да, — подтвердила Люда.

— Ну вот. Поверь, Макс и без глубокого выреза в обморок упадет, когда увидит тебя в платье. А если нет, то и пытаться не стоит его завоевать. Пусть идет лесом.

— Думаю, ты права. Спасибо, Розик! — Люда и бросилась меня обнимать.

— Пожалуйста, — улыбнулась я. — Надеюсь, у тебя все получится. Зря, что ли я приглашение для тебя доставала?

Сама я надела белое коктейльное платье без бретелей, которое по форме напоминало цветок лилии: спереди короче, сзади длиннее. Не знаю, почему выбрала именно его, руки сами потянулись. Волосы закрутила на плойку, оставив их распущенными.

— Вы прекрасны, девчонки! — отвесил нам комплимент Дима, когда мы вышли в гостиную. — Можем ехать?

— Да, мы готовы.

Дима любезно согласился подбросить нас до кафе — для меня это было важно.

***

В кафе «Мишель» мы приехали вовремя. Дима поцеловал меня на прощание и пообещал забрать нас по первому звонку. Оказавшись внутри, мы с Людой сразу же прошли в зал и смешались с толпой. Волнение подступило к горлу, я сглотнула и осмотрелась. На сцене играла неизвестная мне группа, а возле фуршетного стола с бокалами шампанского виднелись знакомые медийные лица. Телеведущие, актеры, популярные исполнители — кого там только не было. Но ни Андрея, ни Максима пока не видела, как и детишек, в честь которых организован праздник. А будут ли они вообще, спрашивается? Может, мы кафешкой ошиблись?

— Ох-хре-ене-еть, — протянула Люда сквозь стиснутые зубы, при этом пытаясь изобразить улыбку. — Кому скажи, не поверят. Смотри, слева — это же какой-то актер. — Она вцепилась в мою руку. — Я недавно с ним фильм смотрела. Может, по шампусику, а? Расслабимся.

— Вообще я как бы на работе.

— Да какая к черту работа, когда здесь такое? Это же… это… Ну ты поняла… — она не находила слов, чтобы описать восторг, который испытывала, но я прекрасно понимала подругу.

Я и сама была в восторге, но скорее от самого повода, нежели от компании собравшихся знаменитостей, на которых мне совершенно плевать. Никогда ни по кому не фанатела и не собираюсь. Мне было не по себе от взглядов гламурно одетых светских львиц, которые иногда бросали на нас любопытные взгляды, будто пытаясь понять, кто мы такие и что здесь делаем.

— Ты как знаешь, а я выпью, — выдохнула Людка и взяла бокал с подноса проходящего мимо официанта, разносящего напитки. — Когда еще представится такой случай?

Она сделала большой глоток шампанского и довольно произнесла:

— Вот теперь полегчало. Тебе тоже не помешает, а то напряженная, как струна.

Я проигнорировала ее слова. Еще не хватало, чтобы шампанское ударило в голову, и я начала нести всякую ересь при ребятах из Deadly bloom. Только подумав о них, заметила, как они вошли в зал. Ткнув Людку локтем в бок, отчего она едва не поперхнулась шампанским, шепнула:

— А вот и твой Макс. Будь естественной и не пей больше. Мне-то известно, какая ты дурная, когда пьяная, — хихикнула я. — Это я тебе как подруга советую.

— Хорошо, — улыбнулась она и икнула. — Ой! — воскликнула, прикрыв рот ладошкой. — Никто не слышал? Нет?

Когда мимо нас снова прошел официант, Людка поставила пустой фужер на поднос и поправила платье. Видно, что она волновалась. А я будто нет... Увидев, что Андрей с компанией направляется к нам, нервно принялась жевать нижнюю губу, не думая о том, во что превратится помада. Но вроде бы она достаточно стойкая… В голове как эхо стучали удары сердца, ноги стали ватными.

Я старалась не отводить взгляда, стояла и нагло рассматривала его, пока он с парнями пробирался через толпу. Темные штаны, с четырьмя металлическими пуговками на ширинке, болтались низко на бедрах. Ворот белой тонкой кофты был расстегнут, немного оголяя татуированную грудь. Рукава закатаны по локоть, открывая «разукрашенные» руки. Торчащие к верху волосы и тоннели в ушах — все как обычно. Но этот взгляд-магнит, от которого не укрыться, завораживал. И я проиграла битву, скромно опустив глазки.

Подойдя, парни поздоровались. Мы поприветствовали их в ответ.

— Вот это встреча! — улыбаясь, выдал Александр. — Все хорошо?

— Да, — подтвердила я и перевела взгляд на Андрея.

— Привет, — поздоровался он уже лично со мной.

Столько нежности было в одном этом слове, мне на миг показалось, что сейчас протянет руку и проведет костяшками пальцев по моей щеке.

— Здравствуй, — ответила я и скромно улыбнулась. — А дети где?

— К сожалению, их не смогут привезти по состоянию здоровья, но воздушные шарики им обязательно передадут. Ты ведь не против?

— Конечно, нет.

Я заметила, как Люда открыто воркует с Максом, никого не стесняясь, и усмехнулась. Надо же! Видимо, выпитый бокал шампанского все-таки ударил ей в голову. Но я была рада за подругу, надеюсь, у нее все получится.

Паша, Сергей и Александр разбрелись по залу, Люда с Максом тоже отошли.

— Ты сегодня просто потрясающе выглядишь, Роза, — сказал Андрей, когда мы остались вдвоем. — Словно ангел спустился с небес.

— Спасибо, — скромно пролепетала я, пытаясь скрыть улыбку — не удалось.

Это платье вызывало восторги у многих мужчин, но такой комплимент получаю впервые.

— Что удивительно, мы с тобой сегодня оба в белом, — поиграл бровями Андрей.

— Да, я заметила.

— Словно жених и невеста, — продолжил мужчина, но лучше бы не говорил этого.

Я сконфузилась, вспомнив о Диме. Он там совершенно один, скучает, наверно, а я тут принимаю комплименты. Не хорошо получается.

— Не надо, Андрей. У меня уже есть жених.

— Ладно. — Он выставил руки вперед ладонями. — Молчу. — И перевел разговор. — Через полчаса наш выход, а потом будет аукцион. Надеюсь, ты не собираешься уходить? Твое платье заслуживает того, чтобы выгулять его в этот замечательный вечер.

— Нет, не собираюсь. И я не только платье выгуливаю, а еще подругу, — усмехнулась я.

— Круто! Ты хороший друг. Заботишься о ней. Вот бы обо мне так кто-нибудь заботился.

— В твоей жизни обязательно появится такой человек, — хотела добавить: «но это не я», и не решилась.

Когда ведущий со сцены объявил скорый выход группы Deadly Bloom, Андрей попросил его простить и удалился. Вскоре появилась Людка, схватила меня под руку и пропела на ухо:

— Спасибо тебе, родна-а-я-я! За то, что взяла меня с собой. Это просто нереально круто! Макс… он такой… У меня просто слов нет от восторга. Остались одни плюшевые слоники.

— Плюшевые слоники? — я округлила глаза, но Людка проигнорила.

— Представляешь, он не поверил, что я и есть та самая Люда из гримерки.

— Еще бы! Ты ведь сегодня так потрясающе выглядишь.

— Надеюсь. Ладно, пошли поближе к сцене.

Минут через пять появились Deadly bloom. Они сели на высокие табуреты, Паша принялся наигрывать на гитаре красивую мелодию. Сергей запел, Макс и Алекс в такт музыке защелкали пальцами. И что самое невероятное — свой куплет Андрей пел замечательным чистым голосом, который настолько заворожил меня, что я стояла с приоткрытым ртом и ловила каждое слово. Разве можно было предположить, что он может так волшебно петь? Что ж, ему удалось меня приятно удивить. Снова.

Сгорая изнутри,

Я знаю, что не увижу тебя снова.

Ты сейчас одна

И думаешь о том же?

И времена веселья,

И грусти, и любви времена —

Всё, что осталось от нас,

Исчезает.

Обещай мне думать о нас,

О том, как было прекрасно.

Обещай мне думать о нас,

Так же ярко и красочно.

Обещай мне оглянуться назад,

На то время, когда ты наслаждалась жизнью...[1]

Я слушала слова песни, ловила на себе говорящие взгляды Андрея. Стало не по себе. Каждое слово, будто ко мне обращено. Я занервничала. Даже было желание убежать, скрыться с его глаз. Зачем он все это делает? Каких «нас»?

— Круто, да? — Ткнула меня локтем в бок подруга. — Я тоже балдею.

Это отрезвило меня, и я поймала себя на мысли, что уже несколько минут не свожу с Андрея глаз. Пришлось тут же исправиться, дабы не усугубить положение еще больше. Не дай Бог, растолкует неправильно...

Пока я размышляла, не заметила, как песня закончилась, и Ковальский начал говорить:

— Дорогие друзья! Мы благодарны вам за то, что вы нашли время и посетили наш благотворительный вечер. Хочу каждому из присутствующих выразить свою благодарность. Спасибо за поддержку и участие. За то, что вам не безразличны судьбы чужих детей! И помните: доброта спасет мир! Впереди долгожданный аукцион, не расходитесь! Удачного всем вечера!

 

 

[1] Отрывок из песни Dead by April – Promise me (перевод отрывка с сайта amalgama-lab.com)