Глава 11. Роза

Спустившись со сцены, парни подошли к нам. Мне показалось, или я действительно отшатнулась от Андрея, как от прокаженного? Люда восхищалась выступлением, и ребята с удовольствием слушали ее восторги. Я же не знала, как себя вести в их присутствии. С одной стороны, было стыдно за свое поведение в гримерке (вела себя как обиженная барышня, шуток не понимая), с другой — они ведь довольно известные люди, а не какие-нибудь там…

— Роза, отойдем? — Андрей кивнул в сторону, и я молча, словно на автопилоте, последовала за ним.

— Все хорошо?

— Да. Просто мне немного не по себе, — созналась я, боясь взглянуть на него.

— Скучно или тебя беспокоит что-то другое?

Он будто читал меня как открытую книгу. О Боже, дай мне сил это вынести!

— Скорее, первое, — улыбнулась, держась по правую руку от него, пока мы медленно шли к барной стойке.

— Понимаю. Я и сам не особо люблю светские мероприятия. Все эти люди смотрят на тебя с восхищением, говорят много хвалебных слов в твой адрес, но на самом деле это лишь маски. Такие вечера для многих — повод засветиться. А я не люблю, когда мне открыто лгут, поэтому и не посещаю подобные рауты. Но иногда приходится переступать через себя. Особенно когда речь идет о жизнях детей. А тебе нравится твоя работа?

— Конечно. Цветы — это мое все. Да и какая девушка не любит цветы?

Когда я глянула на него, то показалось, будто Андрей помрачнел? Я что-то не то сказала?

— А как ты стала флористом? — продолжил он, будто ничего не произошло, но я-то видела — что-то явно не так.

— Большую часть жизни я прожила в небольшом поселке в Подмосковье. Там у родителей был огромный сад. Мама выращивала цветы и продавала их на рынке. Я росла среди лилий и магнезий, роз и гвоздик. Вечера коротала в саду, ухаживая за растениями. А потом учеба, другой город, новая жизнь. Получила диплом дизайнера, окончила курсы флористов и устроилась на работу в салон цветов.

— Круто! А у меня все банально. С детства сочинял песни. После школы мечтал создать собственную группу и отправиться в тур. Но у родителей были другие планы на мою жизнь. Упекли меня в технический универ. Я отучился полгода и бросил его. За свою мечту ведь нужно бороться, не так ли?

Я скромно кивнула, боясь взглянуть на мужчину. Чувствовала его прожигающий взгляд на себе и беспокойно сжимала в пальцах клатч.

Мы остановились возле бара.

— Как насчет вина или шампанского? Тебе нужно расслабиться, а то напряжена, как высоковольтный столб.

Я хихикнула, представив себя тем самым столбом.

— Столб, говоришь? — улыбаясь, спросила.

— Ну да. Еще немного и искры посыплются, — засмеялся он и поставил передо мной наполненный игристым вином бокал, но я отказалась.

— Может быть, позже?

— Окей. Ловлю на слове, слышишь?

— Ага.

Возможно, зря отказалась, бокал шампанского мне бы сейчас не помешал. В последнее время, оказываясь рядом с Андреем, я начинала очень сильно нервничать. К чему бы это?

Мысли рассеял звонок мобильного. Я достала его из клатча и посмотрела на дисплей. Дима.

— Извини, — сказала Андрею и, отвернувшись, приняла вызов.

— Привет, Дим! Ты чего звонишь? — голос мой был взволнован, словно застали на месте преступления.

— Привет, милая! Я соскучился, надеюсь, ты тоже? Хочешь, я заеду и заберу тебя, а?

— Пока нет. Я дождусь окончания аукциона и наберу тебя, хорошо?

— Договорились.

— Я отойду на минутку. — Коснувшись моего оголенного плеча теплой ладонью, сказал Андрей.

Непроизвольно обернувшись, я кивнула на его обращение и ощутила, как огромные мурашки забегали по телу, а волоски на коже встали дыбом от легкого касания его руки. Я замерла, забыв, что разговариваю с Димой.

— Чей это голос?! — недоверчиво воскликнул он, напомнив о себе. Дикая ревность так и сочилась в каждом произнесенном слове. — Что за мужик там рядом, а?!

Я не знаю. Один из гостей, — непроизвольно соврала. — Ты мне не доверяешь?

— Доверие — опасная вещь, Розита. А еще очень хрупкая. Так что не подведи.

Внутри все перевернулось от холодного тона. Как в тот вечер, когда Дима приревновал меня.

— Ладно. Я позвоню, — как можно более безразлично произнесла, но сердце билось так сильно, что выдавало меня с потрохами. — До встречи.

Убрав телефон обратно в клатч, повернулась к барной стойке и взяла фужер с шампанским. Убедив себя в том, что от одного выпитого бокала ничего страшного не произойдет, сделала несколько маленьких глотков. Настроение тут же повысилось, а тревоги отошли на задний план.

— А вот и я! — Андрей затронул меня сзади за талию.

Я подскочила на месте и, резко обернувшись с бокалом шампанского, случайно плеснула немного шипучки ему на грудь.

— Блин… Прости, я сейчас все исправлю, — принялась судорожно вытирать алкоголь с его кофты.

— Ничего страшного. Я сам виноват. Вот знал же, что к девушкам подкрадываться опасно… — выдал он шутливым тоном, но мне было не до шуток.

Я продолжала тереть пятно, на что Андрей сказал:

— Перестань, я ведь не железный.

— Что? — не поняла и глянула в его глаза, в которых плясали смешинки.

В какой-то момент до меня дошел смысл слов, и я готова была сгореть со стыда. Смущаясь, опустила голову, но Ковальский приподнял мой подбородок двумя пальцами, вынуждая наши взгляды встретиться. О Боже, какие красивые глаза. Выразительные, живые, влекущие. Смотрела и не могла оторваться. Вопреки всем доводам рассудка хотелось провести подушечками пальцев по небритой щеке. Сердце дернулось, забилось быстрее. Я опустила взгляд на губы мужчины, и тело предательски встрепенулось. Какого это, когда тебя целуют эти губы?..

Испугавшись собственных желаний, убежала из кафе. Ноги привели меня на парковку. Я остановилась и, взглянув в еще довольно светлое небо, попыталась привести в порядок сбившееся дыхание.

Что это только что было? Я и сама не понимала происходящего.

— Что со мной не так? — произнесла негромко в пустоту, обхватив себя руками.

— Бессмысленно бегать от правды, — раздался голос сзади, и сердце снова пустилось вскачь.

Андрей развернул меня к себе, в его взгляде полыхал огонь.

— От какой правды? — спросила, надеясь, что он промолчит.

— Ты и сама знаешь. Не беги от своих чувств, Роза.

— Нет никаких чувств, — пыталась убедить Андрея в обратном, хотя уже и сама не знала, так ли это на самом деле. — Чувства у меня только к Диме, и я не собираюсь ему больше врать. Сегодня же расскажу, что заказчик — ты.

— Делай, что хочешь, только не ври и мне. Не ври самой себе. Мне плевать, что ты не свободна, слышишь? Ты нужна мне, и я не отступлю.

Меня напугал напор Ковальского. Он собирался взять мое лицо в ладони, но я не позволила. Оттолкнула его со словами: «Не надо идти за мной» и, поджав губы, с опущенной головой быстрым шагом направилась в противоположную сторону. Не хотела признавать, что действительно что-то испытываю к нему, поэтому злилась.

— Роза! — этот голос принадлежал Диме.

Вот только его здесь не хватало! Я остановилась и, поискав жениха взглядом, поспешила навстречу.

— Как ты здесь оказался?

— Тебя только это волнует? А то, что ты только что ворковала там с этим, — он кивнул в сторону Андрея, который все еще стоял на том месте, смотря в противоположную сторону, — тебя совсем не тревожит? Теперь я понимаю, почему ты сама решила заниматься этим заказом. Скрывала от меня…

Дима злился, и это настораживало, а еще раздражало то, что он безосновательно меня обвиняет.

— Давно ты крутишь с ним?

— Только не начинай. Ты ведь знаешь, что мне никто кроме тебя не нужен. Поехали домой.

Как же надоело оправдываться за то, чего нет…

— Никто, говоришь? А как же этот?.. — Димка с силой схватил меня за предплечье и потянул на себя. — Может, мне его убить, а?

Сердце провалилось в пропасть. Я смотрела на Диму и не узнавала его. Неужели снова все возвращается? Ревность настолько застилала ему глаза, что он не отдавал отчета своим действиям и словам.

— Ты шутишь? — сконфузилась я. — Не надо никого убивать. Давай мы просто поедем домой.

— Защищаешь его? — вывернул мои слова наизнанку Новиков и, притянув одной рукой к себе, второй схватил за горло. — Защищаешь?!

Его взгляд был таким пугающим, таким жестоким. Я сжалась под его напором.

— Девушку отпусти! — велел подошедший Андрей, голос был решительным и твердым, как сталь.

— Что? — не понял Дима и, отпустив меня, повернулся к нему.

— Что слышал, — повторил он все так же уверенно. — Или у тебя со слухом проблемы?

— Да я тебя!.. — кинулся на него Новиков, но Андрей перехватил руку и завернул ее за спину.

— Что, теперь не такой смелый?

— Я убью тебя, тварь! Убью! — кричал он, трепыхаясь в сильных руках.

— Андрей, не надо. Не провоцируй. Пожалуйста! — взмолилась я, опасаясь, что станет только хуже. — Отпусти его. — И обратилась к Диме. — Дима, успокойся, пожалуйста. Поехали домой. Прошу тебя, поехали!

Андрей отпустил его. Он отдернул пиджак и со злостью выплюнул:

— Это мой дом, ясно? А ты… ты можешь оставаться с этим уродом!

Он пошел прочь, сел в машину и уехал, едва не задев другие машины.

— Ты как? — встревоженно спросил Андрей.

— Нормально.

— И это твой жених? Да он больной на голову. Тебе жить с ним не страшно?

Я прикусила губу и почувствовала, как слезы обожгли глаза. На душе было так паршиво, что хоть в петлю лезь. Вздрогнула, ощутив прикосновение к своим оголенным плечам. Проглотила горечь, образовавшуюся во рту. Но не обернулась. Тело будто цепями сковало. Не разорвать.

— Роза, — позвал Андрей.

И, наконец, оковы спали. Не обращая внимания на парня, быстрым шагом проследовала в кафе. В горле пересохло, руки трусились. Что же я сделала не так, черт возьми? В чем виновата?! Почему Дима так не справедлив ко мне? Я ведь никогда не давала повода для ревности, а он…

По пути достала из клатча смартфон и собиралась уже набрать Димкин номер, однако передумала. Пусть подумает над своим поведением.

Попав в помещение, направилась прямиком к фуршетному столу. Положив телефон на стол, взяла бокал с шампанским. Быстрыми глотками осушив его, зацепила вилкой какую-то непонятную закуску и съела. И вдруг услышала голос за спиной:

— Алкоголь в этом деле не лучший помощник. Уж поверь мне. Станет только хуже, а боль никуда не денется.

— Да? — обернулась и недовольно буркнула: — А, может, я хочу, чтобы стало хуже?

Чего он ко мне прицепился? Других девушек, что ли, нет? Это ведь все из-за него! Если бы не он со своими чувствами…

— Не хочешь. Пойдем. Поговорим. Все равно уже терять нечего, — Андрей взял меня за руку и отвел в сторонку от людей, которые любопытно на нас поглядывали.

Я уже и забыла, где нахожусь. Забыла, что здесь есть и журналисты; их ведь может заинтересовать девушка, которую весь вечер обхаживает всеми любимый скример Андер Вуд. А если наши с ним фото попадут в газеты под красноречивыми заголовками? Тогда мне точно не отмыться в глазах Димы.

— Больше никакой выпивки, поняла? — командирским тоном начал Андрей; видно, что эта тема ему очень близка. — Несколько лет назад в моей жизни кое-что произошло. Я потерял жену и начал напиваться. Сначала пил, чтобы не думать о потере. Пытался заглушить выпивкой боль. Но становилось только хуже. Это привело к тому, что я чуть не вылетел из группы. К счастью, вовремя остановился. Музыка меня спасла.

Я виновато потупила взгляд. Ощущала себя полной идиоткой.

— Я хочу уйти отсюда.

— Тебе есть куда пойти? Думаю, сейчас не стоит возвращаться домой.

— Не волнуйся, Дима меня не тронет. Если ты об этом. Наверно, он уже успокоился. Подумал и понял, что был не прав.

— Я вызову такси.

— Не надо. Я сама вызову. Чуть позже. Хочу прогуляться немного, успокоиться.

— Можно составить тебе компанию? Вдруг какие-нибудь хулиганы…

— Ладно, — согласилась я, не желая спорить. — А ты Люду не видел?

— За подругу не переживай. Она в надежных руках.

Ну хоть она сегодня счастлива. Не буду портить ей день своими проблемами. Потом сброшу эсэмэс…

— Пойдем? — спросила я и направилась к выходу.

— Да, сейчас. Я только куртку захвачу.

Выйдя на улицу, вдохнула свежий вечерний воздух и начала расслабляться. Не так я себе представляла этот вечер.

Когда появился Андрей, он накинул мне на плечи куртку, и мы двинулись в сторону Золотых ключей. Какое-то время шли молча, думая каждый о своем. В какой-то момент тишина начала давить на меня, и я сдалась:

— Прости, что испортила тебе вечер. Ты сейчас должен быть в кафе, а не утешать глупую несчастную блондинку.

— Ты не глупая. А то, что несчастная, так это можно исправить.

— В этом я не уверена, — видимо, выпитый залпом бокал шампанского подействовал, и мне захотелось поделиться наболевшим. — Знаешь, в детстве я очень любила сказку про красавицу и чудовище. Много раз представляла себя на месте Бэлль, пытаясь понять, а что бы делала я, окажись на ее месте. Одно поняла — чудовище не перевоспитать. Это в сказках наступает счастливый конец. Чудовище превращается в принца, и настает хэппи энд. В реальности же мы получаем лишь разочарование.

— А, может, и не нужно перевоспитывать чудовище? Может, стоит оглянуться вокруг?

— Может, и стоит, но как же любовь? Бэлль ведь любит свое чудовище несмотря ни на что. Она любит не за что-то, а вопреки. Вопреки здравому смыслу, судьбе, всему!

Так ведь и есть. Если любишь мужчину, то любишь его всего, целиком. Со всеми недостатками и заморочками. Дима слишком ревнивый. Слепая ревность превращает его в чудовище, но я все равно люблю его.

Я и не заметила, когда мы остановились и теперь стояли друг напротив друга. Наши взгляды встретились. Сердцебиение участилось от чувства того, что Андрей смотрит в самую душу. Но ему туда путь заказан. Я не могу дать Ковальскому то, чего он так отчаянно хочет.

Его губы были так близки, дыхание захлестнуло меня волной тепла. Кто бы знал, чего мне стоило унять колотящееся сердце и не броситься в омут с головой. Но я справилась.

 — Прости, — прошептала, увернувшись от поцелуя. — Вызови, пожалуйста, такси.