Глава 14. Роза

Я застала маму на кухне пьющей чай. Подошла и обняла со словами:

— Привет, мам.

— Роза! — Она погладила меня по волосам. — Как ты оказалась здесь так рано? Что-то случилось? Ты сегодня не работаешь? — и отстранилась, стараясь разглядеть в глазах правду.

— Да, случилось, — я села за стол, полная решимости открыться, сказать, что ушла от Димы.

Но не успела, мама прервала меня:

— Розочка, что это у тебя? — она протянула руку к моему лицу.

Я коснулась царапины на щеке, которую оставили часы Новикова.

— Все в порядке. Людкин кошак поцарапал, — соврала, надеясь на то, что мама ничего не заподозрит.

Незачем ей знать о том, что уже в прошлом.

— А-а-а, — протянула она и повернулась к плите.

Взяла чайник и налила кипятка в кружку.

— Так что там, ты говоришь, случилось?

— Я от Димы ушла. Свадьбы не будет, — все-таки выдала, как на духу. — И в салон не вернусь. Не хочу с ним пересекаться.

— Да ты что?! — мама обернулась. — Так, может, это он тебя?..

Она бросила взгляд на царапину.

— Нет. Ты мне не веришь?

— Ну что ты, дочка, верю, конечно. Но что случилось-то? Дима такой хороший молодой человек.

Мама взяла со столика кружку и поставила передо мной. Сама села напротив, подперев кулаком подбородок.

— А то! — с горечью выдохнула я. — Просто поняла, что не хочу за него замуж.

Я бросила чайный пакетик в кипяток, положила в кружку ложку сахара.

— Но ведь должна быть причина? — не унималась родительница.

Никогда еще она не была столь настойчивой.

— Да, — подтвердила я. — Его маниакальная ревность. Он иногда бывает просто невыносим!

— Знаешь что, Роза? Я думаю, что вам с Димой все-таки нужно сыграть свадьбу. Если дело только в этом… Вот родится ребеночек, тогда все наладится.

Я поперхнулась.

— Только ребенка не хватало! — прокашлявшись, вытаращила на маму глаза.

— А что такое? Вы же любите друг друга. Живете вместе не первый год. Пора бы уже подумать о будущем, вместо того, чтобы разбегаться. Дима просто боится потерять тебя, вот и ревнует. Ты очень красивая, он видит, как на тебя смотрят мужчины. Я знаю, о чем говорю, — закивала она. — Твой папа до свадьбы тоже был ужасно ревнивым.

— Не может быть!

— Может, — улыбнулась мама. — Но когда мы поженились, Борис стал резко меняться. Потом родилась ты, и он перестал ревновать. Или твой Дима собственник?

— Или не уверен в себе, поэтому думает, что я непременно должна искать лучшего мужчину. Все, мам, давай не будем о нем говорить. Я уже все решила. Было тяжело, но лучше сразу оборвать общение, чем потом сожалеть.

— Ну хорошо. Если я не могу переубедить тебя, то лучше промолчу. Главное, чтобы ты была счастлива.

Я растянула губы в улыбке и поспешно допила чай.

— За вещами когда поедешь?

— Когда Димки не будет дома. Слава Богу, здесь осталось кое-что из моей одежды. Ладно, пойду немного поваляюсь. Я так устала.

***

Я лежала на кровати в своей комнате и все думала… думала. Правильно ли поступила? Возможно, это был просто порыв, о котором в скором времени пожалею? Или я все правильно сделала?

Все время казалось, что в любой момент сюда ворвется Дима и за волосы утащит меня обратно. И никто не защитит, не спасет. Я снова подумала об Андрее и невольно улыбнулась.

Мое единение нарушил звонок мобильного. Я взяла его со стола и приняла вызов от подруги.

— Привет, Роза! — услышала ее голос в трубке. — Наконец-то я до тебя дозвонилась.

— Привет, Людок! Только хотела тебе позвонить. Танцуй! Тебе привет от Андрея Ковальского.

— Так-так! — с подозрением произнесла она. — Теперь я понимаю, почему ты не брала трубку. Я, значит, места себе не нахожу, а она… нет чтоб позвонить и сказать: «У меня все хорошо, я жива, здорова», к телефону не подходит. Меня чуть инфаркт не хватил… Да шучу я, — заржала она. — Рассказывай давай, что вчера было после того, как ты уехала домой?

— Это не телефонный разговор, — прошептала я. — Приезжай к моим родителям, как время будет, расскажу. Я теперь здесь обитаю.

— О-о-о, как все запущенно. Ладно, скоро буду. До встречи.

Спустя несколько часов подруга влетела в мою комнату. Лицо было напряжено, любопытство плескалось в глазах.

— Рассказывай! — воскликнула она, плюхнувшись рядом со мной на кровать. — Андрей приезжал, да? Ну?

Я села в кровати и, согнув ноги, обняла колени. Приготовилась к исповеди.

— Ага, — улыбнулась я. — И я кое-что натворила. Вернее, мы.

— Боже, не томи душу. Рассказывай уже! — она пытливо вглядывалась в мое лицо. — Он тебя поцеловал? А Дима? Его дома не было?

— Притормози, — хихикнула я. — Тебе сразу на все вопросы ответить?

— Нет, давай по порядку.

Я рассказала о ссоре с Димой, как она меня чуть из окна не выбросил, а потом я сама на эмоциях едва не совершила глупость. Люда открыла рот и вытаращила на меня глаза, когда услышала это.

— Вот я так и знала. Чувствовала, что спасать тебя надо. Поэтому Андрюху и отправила. Ну… он стащил тебя с окна и-и-и… — подгоняла она меня к ответу.

— И-и-и… — повторила я за ней, сделав интригующую паузу. — Сначала он отругал меня, потом крепко-крепко прижал к себе…

— И поцеловал? — не унималась подружка.

— Мы долго смотрели друг другу в глаза, и да, он меня поцеловал. Ну и… мы не смогли остановиться.

Подруга застыла в изумлении, не в силах произнести и слова. Так и замерла с открытым ртом, пристально глядя на меня.

— Эй, ты чего зависла? — я щелкнула пальцами перед ее носом.

— Перевариваю, — медленно произнесла Люда. — То есть вы…

— Да, мы переспали. Ты правильно поняла. А потом пришел Димка, я сказала ему, что ухожу. Он влепил мне пощечину, а Андрей набил ему морду, и отвез меня к родителям. Все, — скороговоркой выдала я.

— О-ф-и-г-е-ть! — с растяжкой проговорила Смирнова. — Ты меня просто убила своей историей. Кому скажи — не поверят.

— Я и сама еще не до конца верю. Но говорить никому не надо. — хихикнула я. — Ну а ты? Удалось зацепить Макса?

— Пф-ф-ф, — фыркнула Людка, махнув рукой, что меня, несомненно, озадачило. — Не хочу говорить об этом идиоте. Меня сейчас больше интересуешь ты и Андрюха. Ты видела все его татухи?

— Извини, забыла «там» посмотреть. Знаешь ли, было не до этого, — я прыснула со смеху. — А зачем тебе это знать? Хочешь продать эксклюзивную информацию журналистам? — продолжала потешаться.

— Типа того, — поддержала мое веселье подруга.

— А что означают татуировки Андрея, ты случайно не знаешь?

— У-у-у, — загудела Люда, закинув ногу на ногу. Поджала губы и вздернула черные брови. — Демоны — это вредные привычки: наркота, выпивка. Был в его жизни период, о котором никому не захочется вспоминать. Черепа он сделал, когда хотел что-то изменить в жизни. Для него они являются символами перемен.

— Ты откуда знаешь?

— Забыла? Я вообще-то группу сто лет люблю. Ни одного интервью не пропустила.

— А-а-а, весомый аргумент, — кивнула я. — А сердце с замочной скважиной и крыльями?

— Об этой татуировке он никогда никому не говорил. Слушай, ты вы теперь пара?

— Да ну, какая пара? Пройдет неделя, и он забудет обо мне, как о других, которые были до меня. Подумаешь, переспали. И что теперь? Мы друг другу ничего не обещали. Да и чем я могла его зацепить? Не верю я в такие союзы. Он знаменитость, а я кто?

— Не смеши мои кеды! — воскликнула Людка на полном серьезе. — Реально не догоняешь, чем зацепила его? Ну так я расскажу. Тебя не привлекает «звездная» жизнь и слава — ты дала ему это понять еще в гримерке. Своим безразличием и отрешением зацепила его за живое. Ему, как настоящему мужику, захотелось добиться строптивой красавицы. Я так думаю…

— Гр-р-р-р, — прорычала я, — не говори так.

От этой «красавицы» кровь стынет в венах.

— Ха-ха! — уголки губ подруги поползли вверх.

— Чего ржешь? В том-то и дело. Он хотел переспать со мной. На этом его интерес заканчивается. Все, точка! Мне не нужны сейчас отношения. Я ушла от Димки не за тем, чтобы начинать все сначала. И, прошу тебя, не надо меня сводить с Андреем. Если будет про меня спрашивать, скажи, что я умерла.

— Ну-ну, — потешалась надо мной Люда. — Адрес ему тоже забыть?

— Вот черт! Это ж надо было так лохануться. Ну и фиг с ним. Скажу маме, что меня ни для кого нет. Кроме тебя, естественно. Все, закрыли тему. Пошли пить чай. У меня есть твои любимые конфетки…

Когда Люда ушла, у меня еще долго не получалось выбросить из памяти наш разговор. Не знала, что меня ждет дальше, но в одном была уверена — я не могу позволить себе такую роскошь, как чувства к другому мужчине. По крайней мере, сейчас. Поэтому нужно свести к минимуму общение с Андреем, а лучше вообще его прекратить. Сначала нужно разобраться в себе, я ведь только что рассталась с женихом. А еще изменила ему… Боже, все так запуталось! Я твердо решила больше не встречаться с Андреем и забыть нашу прекрасную ночь как страшный сон.