Глава 15. Роза

Утром следующего дня я открыла свой старый шкаф в поисках нормальной одежды. Пока не забрала пожитки из Димкиной квартиры, придется носить то, что осталось от моей прошлой жизни. Я стала перебирать вещи на вешалках и обнаружила пару вполне пригодных для носки блузок и футболок… Затем принялась за джинсы, аккуратно сложенные на деревянной полке. Вот эти, кажется, неплохие. Я вытащила их и заметила, как с полки упала фотография. Подняв снимок и увидев счастливую себя в Димкиных объятиях, загрустила. В груди что-то дрогнуло, встрепенулось. Сглотнув, я села на кровать и уставилась на фото. Воспоминания зажглись в голове яркими искрами, вынуждая сердце биться сильнее.

Здесь мы с Димой в Диснейленде. Он смотрит на меня своими безумно красивыми серыми глазами. С таким обожанием и любовью, что трудно поверить в его маниакальную ревность, которая возникла, словно гром среди ясного неба. Почему судьба так распорядилась? Я не понимаю. Для чего приготовила мне все эти испытания? Мы ведь с Димой были счастливы!

Все, хватит о нем думать! Не стоит он того. И, если бы я не ушла, кто знает, к чему это могло привести.

Я поднялась и подошла к столу. Бросила фото в мусорную корзину, не желая бередить раны, которые до сих пор еще кровоточили. Почти весь день провела за разговорами с родителями. Велела им не впускать в дом никого, кроме Люды.

После ужина мне захотелось немного побыть одной, но только вошла к себе, как дверной звонок приветливо защебетал. Я высунулась из комнаты и увидела, что мама уже открыла дверь.

— Добрый вечер, — раздался знакомый мужской голос, такой приятный, что сердце резко сжалось. — Могу я увидеть Розу?

Я напряглась, свела брови. Господи, что Ковальскому здесь понадобилось? Он ведь уже переспал со мной, так что еще ему надо?

— Ро-за-а-а! — позвала мама.

Неужели забыла о моей просьбе?

Я нервно сглотнула, не зная куда деться. Заметалась по комнате, ища подходящее место для укрытия. От двери — к окну, от окна — к шкафу, от шкафа — к столу. Вот бы сквозь землю провалиться! В суматохе зацепила бедром журналы на столе, они шлепнулись на пол. Это мое поведение еще больше разозлило меня. Чего я так трясусь? Ну выйду, спрошу, зачем приперся, пошлю его подальше — и дело с концом. Все, так и сделаю!

Я выровняла дыхание и поправила длинную белую майку. Одернула коротенькие шорты и вышла из комнаты, натянув на лицо дурацкую улыбку. Мама тихонечко скрылась в кухне, оставив нас наедине.

— Роза, привет! Есть минутка? — Андрей топтался на коврике у порога.

Его одежда была слегка влажной от дождя.

— Допустим, — недовольно отрезала я. — Зачем ты пришел?

— Мы будем здесь говорить? — его темная бровь удивленно изогнулась.

— Ну проходи, — я махнула рукой прямо по коридору. — Только кеды сними, — ляпнула первое, что пришло в голову.

Ну а что? Привыкли в своих богатых квартирах расхаживать в уличной обуви. Никогда этого не понимала.

Сняв кеды, Андрей последовал за мной, прошел в комнату. Я предложила ему сесть на кровать, что он и сделал. Сама встала напротив, чтобы ощущать себя хозяйкой положения. Злость не оставляла ни на секунду. Да-а-а, закон подлости работает, как часы! Я ведь решила никогда больше не встречаться с Ковальским, а он тут как тут! Будто прочитал мои мысли и нарочно пришел поиздеваться. Это в его стиле. Я скрестила руки на груди и стиснула зубы, в упор смотря в зеленые глаза.

— Твой бывший не объявлялся?

— Нет, а тебе-то что? — огрызнулась я на его чрезмерную опеку.

Сама от себя не ожидала.

— Если ты не забыла, у нас с тобой был секс, и ты ушла от своего благоверного. Мне-то что? Волнуюсь просто, красавица. Вдруг он за тобой вернулся, — ответил Андрей циничным тоном на мою грубость.

— Ш-ш-ш, замолчи, — шикнула я. — Никаких нас не было. Была просто внезапная вспышка, — последнее предложение я прошептала, оглядываясь по сторонам. — Помешательство на фоне стресса.

— Вот именно — вспышка, — он тоже перешел на шепот, поднялся и теперь смотрел мне в глаза. — Нас потянуло друг к другу.

— Ты просто воспользовался мной, — я попыталась выставить его виноватым, глядишь, и отстанет.

Я сглотнула, вспоминая ласки Андрея. Я таяла в его руках, не в силах сопротивляться и в тот момент, признаюсь, это был лучшее, что случалось со мной за последнее время.

— Вот как? Мне неприятно, что ты так обо мне думаешь. Разве я заслужил такое отношение к себе?

— Ты только за этим пришел? Чтобы упрекнуть меня? Упрекнул? А теперь уходи. — Я вплотную подошла к Андрею и, развернув его в сторону двери, попыталась вытолкать из комнаты. — Давай-давай, иди. Я не хочу лишних вопросов от мамы. Что она подумает? Не успела я расстаться с одним, как ко мне уже другой ходит. Да и Дима, знаешь ли, мужчина неплохой, просто немного импульсивный.

Я сама не поняла, почему начала защищать Димку и искать его поступкам оправдания. Зачем я вообще приплела Новикова?!

— Постой, — Андрей развернулся ко мне у самой двери, — давай уточним. Хороший парень — это тот, что унижает тебя, оскорбляет, бьет, в конце концов?

— Ш-ш-ш-ш! — Я приложила палец к губам. — Родителям не обязательно об этом знать.

— Так они не в курсе? — Андрей понизил тон.

— Я не привыкла трепать о своих проблемах направо и налево. Предпочитаю не втягивать в них близких людей.

— Хорошее стремление… красавица, — идиотская улыбочка растянула его губы.

Я гневно стиснула зубы. Издевается!

Мы так и стояли, глядя друг на друга в упор, испепеляя взглядами. С одной лишь разницей: мне хотелось прибить Ковальского, когда как в его глазах ярким пламенем горело желание.

— Помнишь, ты спрашивала, что означают мои татуировки?

— Ну.

— Присядь, — Андрей усадил меня на кровать и сел рядом. — Это имя… — поднял руку и показал тату на тыльной стороне ладони. — Валерия. Мы пять лет встречались, прежде чем пожениться. Лера ездила со мной в туры, посещала каждый концерт. Мы редко когда расставались. А потом она забеременела. Я написал об этом в соц.сетях, рассказал о своем счастье всему миру. Мы даже имя сыну придумали, но… — он сглотнул и поджал губы.

— Если тебе тяжело, можешь не рассказывать, — сказала я, видя, как тяжело Андрею дается рассказ.

— Ребенок погиб в утробе матери незадолго до родов, — с болью произнес Андрей и, опустив голову, зарылся пальцами в волосах.

В груди больно кольнуло. О Боже! Я не знала, что сказать, какие слова утешения подобрать. Представить не могу, что чувствовал тогда Андрей. Хотя нет, наверное, могу, в подобных ситуациях всегда приходит отчаяние, и потому мы совершаем необдуманные поступки.

— Это ужасно, — произнесла я и прикоснулась к его плечу, подбадривая.

Такие воспоминания всегда очень болезненны.

— Я с головой ушел в работу, а Лера подсела на алкоголь и наркоту. Это закончилось плачевно… — Андрей на мгновение замолчал, собираясь с мыслями. — Она перерезала себе вены.

Сердце тревожно сжалось. Каково же было Андрею увидеть меня на подоконнике? Эта мысль отпечаталась в мозгу, будто резкий удар кнута, оставляющий на теле кровавые следы.

— Прости.

— За что? — не понял он, взглянув на меня.

— За то, что заставила тебя снова пережить весь этот ужас.

Я почувствовала себя виноватой. Захотелось искупить вину, дать понять Андрею, что я всегда готова протянуть руку помощи. Мы смотрели друг другу в глаза, в какой-то момент между нами проскочила искра. Не сумев противиться притяжению, потянулась навстречу его губам, впилась в них страстным поцелуем. Я не думала ни о родителях, которые могли в любой момент войти и увидеть нас, ни о Диме, которого, как мне казалось, я до сих пор любила. Просто наслаждалась сладкими губами Андрея, доводящими до безумия.

Он прижал меня к себе, властная рука скользнула вверх по моей шее, пальцы зарылись в волосы. Ковальский продолжал терзать мои губы своими, даря незабываемое удовольствие.

Господи, что со мной не так-то? Я ведь хотела вычеркнуть его из жизни, а сама сгораю от желания в его опытных руках.

Мысли испарились, стоило лишь ощутить прикосновение теплых пальцев на пояснице. Дрожь разлилась по телу сладким огнем, и я снова забылась. Мир начал сужаться, закручиваясь в спираль. Андрей прижимал меня к себе все крепче, все сильнее. Я почувствовала, как что-то твердое уперлось мне в бедро… Господи, нет!

Я оттолкнула Ковальского и неосознанно вытерла губы, будто это избавит меня от привкуса его губ.

— Прости, не знаю, что на меня нашло, — сказала я, пытаясь взять себя в руки.

— А я знаю. — Андрей сгреб меня в охапку, снова прижал к себе. — Ты хочешь меня.

Я не стала возражать, как обычно, потому что он попал в самую точку. Желание обладать Андреем лишь возрастало с каждым сказанным им словом, с каждым прикосновением и взглядом. Он попытался вновь завладеть моими губами, но я увернулась.

— Я так тебя хочу, красавица, — прошептал, обжигая горячим дыханием мою шею.

Я встрепенулась, задрожала от его слов. Поняла, что мне нравится, когда Андрей называет меня красавицей. Это «прозвище» стало, как сигнал к действию, как красная тряпка для быка, который, заприметив ее, тут же бросается в бой. В отличие от быка, я не хотела разорвать Андрея на части, я хотела обладать им. Здесь и сейчас! Чувствовать его тепло. Вдыхать всего, без остатка.

Андрей притянул мое покорное тело к себе, я подалась навстречу, обвивая руками его шею. Он скользнул ладонью мне под майку, медленно дразня и искушая, провел от поясницы вверх. Дрожь с новой силой пронзила всю меня. В этот момент Андрей накрыл мой рот поцелуем. Тепло его губ проняло до кончиков пальцев на ногах. Я провела ладонями вниз по крепкой спине, проникая под джинсы и боксеры, смяла его ягодицы.

Не отрываясь друг от друга, мы подошли к кровати и рухнули на матрас. Андрей навис надо мной и заглянул в глаза, будто бы требуя разрешения на дальнейшие действия. Я одарила парня нежной улыбкой, он задрал на мне майку и припал губами к груди. Жар пронесся по телу и завязался тугим узлом внизу живота. Затем Андрей опустился ниже, прокладывая языком влажную дорожку до пупка. Я выгнулась и тихонько застонала. В этот момент зазвонил мой мобильник. Кто это по мне соскучился?! Именно сейчас? Они издеваются?

— Прости, — прошептала, освобождаясь от рук Андрея.

Сгорая от бешенства, соскочила с кровати, натянула майку на живот и подошла к столу. Настроение тут же изменилось, когда я увидела Димкино фото на дисплее. Он словно почувствовал, что я собиралась сделать.

— Что тебе нужно? — спросила, приняв вызов.

— Ты дома? Я завезу тебе кое-что из твоих вещей. Остальные заберешь потом.

— Да, дома. Приезжай, конечно.

Закончив разговор, подошла к Андрею, который лежал на кровати, подперев голову рукой.

— Сейчас Дима приедет, привезет мои вещи, — сообщила я. — Так что тебе лучше уйти до его появления. Не хочу, чтобы он видел нас вместе. Помнишь, что случилось в прошлый раз?

Андрей поднялся и вплотную подошел ко мне, зарылся пальцами в мои распущенные волосы и вынудил посмотреть в глаза.

— Не вопрос, уже ухожу, — уголки его губ язвительно поползли вверх.

Лицо приблизилось, губы накрыли мой рот в поглощающем поцелуе, от которого голова пошла кругом. Но я сумела вовремя остановиться.

— Все, уходи, — я оттолкнула Ковальского, развернула к двери и принялась подталкивать в спину в нужном направлении.

— И снова красавица меня прогоняет, — засмеялся он, нехотя передвигая ногами. — Но я все равно добьюсь тебя. Запомни это.

На пороге Андрей прикоснулся двумя пальцами к губам и послал мне воздушный поцелуй.

***

Я вздрогнула от внезапно заоравшей сигнализации. Подбежала к окну, раздвинула шторки. На улице тихо шел дождь, размывая силуэты. Но я сумела разглядеть, как Дима прижал Андрея к капоту «Мустанга» и, одной рукой схватив за грудки, приставил пистолет к его лбу. Я замерла, не в силах ни вдохнуть, ни выдохнуть, словно пропустила удар в солнечное сплетение. Что же он делает? И откуда пистолет? Неужели Димка заранее подготовился к встрече? Он знал, что застанет Андрея у меня и прихватил оружие…

Не думая ни секунды, я выбежала из комнаты, схватила с вешалки куртку и выскочила из дома. Между тем дождь усилился. Холодные жалящие капли беспощадно хлестали по голове и плечам, стекали по лицу, одежда вмиг промокла, потяжелела и облепила тело. Я подбежала к Диме и Андрею, которые катались по грязной земле, вцепившись друг в друга, точно жаждущие крови псы. Ковальский перехватил инициативу, навис над Димкой и врезал ему кулаком по лицу. Один раз, второй, третий… Схватил за куртку, слегка встряхнул, затем поднял за грудки и поставил на ноги.

Внезапно Новиков ударил Андрея коленом в живот так, что тот согнулся. Димка посмотрел в мою сторону. Его взгляд пригвоздил на месте, заставив тело покрыться мурашками. В это время Андрей выпрямился и нанес ответный удар под ребра. Сглотнув, я подбежала к машине, умоляя их перестать, но они не слушали и не собирались останавливаться. Продолжали мутузить друг друга, куда не попадя. Удар за ударом. Лицо, ребра, живот… Воздух стал давить на меня своей тяжестью. Я растерянно озиралась по сторонам и вдруг заметила на земле рядом с машиной пистолет. Подбежав к оружию, схватила его и наставила на мужчин.

— А ну прекратите драку, или я вас обоих пристрелю!

Это, конечно же, был блеф чистой воды. Не собиралась я никого убивать, просто надеялась, что так они скорее отстанут друг от друга. Но ошиблась. Никакой реакции не последовало.

— Вы что, не поняли?! — возмутилась я.

Ливень был настолько сильным, что вряд ли кто-то в соседних домах услышит выстрел, а если и услышат, примут за раскат грома. И я нажала на курок. Звук оглушил меня, вынуждая зажмуриться. Меня затрясло, ведь в глубине души думала, что это муляж. А он еще и заряжен оказался…

— Быстро отошли друг от друга! — закричала я.

Теперь они остановились. Дима отпустил испачканную в грязи футболку Андрея и толкнул его в грудь, показывая неприязнь. Оба уставились на меня.

— Андрей, уезжай! Садись в машину и вперед. Давай! — я махнула пистолетом в сторону «Мустанга».

— Я не оставлю тебя с этим психом! — категорично заявил он, злобно сцепив зубы.

— Я сказала, уезжай! — во мне начинала зарождаться злость. — Я справлюсь. Поверь мне.

Ковальский поджал губы и, поняв, что спорить бесполезно, пошел к машине. Я опустила пистолет.

— И ты убирайся. Видеть тебя не хочу.

Проводив «Мустанг» взглядом, пошла к дому, как вдруг услышала Димкин крик:

— Ты все равно будешь моей! Прибежишь сама… Как миленькая!

Не оборачиваясь, я смахнула с лица холодные капли и спрятала оружие в карман куртки. Дома оставлять пистолет не хотелось, поэтому, завернув его в пакет, дождалась, когда родители уснут, и вышла в сад. Дрожащими руками закопала его возле забора. Решу завтра, что с ним делать. А пока спать…

Ознакомительный отрывок закончился.

Хотите читать дальше?