Глава 7

Роза

Я долго не могла уснуть, ворочалась в постели, хотя до этого времени ни разу не приходилось страдать от бессонницы. Зато теперь поняла, что это за зверь такой. В который раз повернулась на бок и посмотрела в спокойное Димкино лицо. Я впервые соврала ему. И зачем? Почему не сказала правду, утаив некоторые моменты? Мысли навязчиво лезли в голову, терзая мое и без того затуманенное сознание, но вскоре я провалилась в сон.

Проснулась от сердитой вибрации Димкиного мобильника на тумбочке, присела в постели. За окном было уже довольно светло. Разлепив уставшие веки, бросила взгляд на часы: без пятнадцати шесть. Дима открыл глаза, лениво окинул меня взглядом и, включив бра, потянулся за телефоном.

— Да! Что случилось? — не поднимаясь, спросил он у звонившего. — Какая фотография?.. Ты уверен?.. Хорошо, жду!

Он сбросил вызов и метнул на меня упрекающий взгляд. Вскоре мобильник весело пиликнул, оповещая о новом сообщении в вайбере. Новиков какое-то время смотрел на экран, затем поднялся и обогнул кровать. Оказавшись рядом, сильно схватил меня за предплечье и потянул на себя.

— Давай, поднимайся, — голос не внушал ничего хорошего.

— Ты что делаешь? Мне больно.

Я нервно сглотнула, с непониманием смотря на Диму. Его взгляд пугал. Это был долгий, отчужденный и холодный взгляд. Сердце тревожно забилось, а руки задрожали, я инстинктивно сжала их в кулаки.

Вытащив меня из постели, он еще какое-то время испытующе смотрел в мое лицо. Тягостное, тягучее молчание сводило с ума, рвало сердце на части.

— Ты солгала. Зачем? — Его ноздри широко раздувались, а глаза сверкали. Губы плотно сжались, превратившись в тонкую ниточку.

— Не понимаю, о чем ты? — почему-то слетело с губ.

Дима резко развернул меня и прижал к прохладной стене. Внутри все похолодело, коленки затряслись. Он пугал меня, безумно пугал.

Новиков замахнулся, я зажмурилась и сжалась в ожидании удара, которого не последовало. А когда с опаской подняла веки, он уже обрел контроль над собой и самодовольно заулыбался, все так же удерживая меня у стены.

— Людкин друг, значит? С каких это пор у нее такие друзья?

Вопрос застал врасплох. Меня обдало ледяным потом.

— Я все объясню, — я быстро заморгала, трусясь от страха.

— У тебя был шанс объясниться. Теперь говорю я, а ты молчишь, поняла?!

Я испуганно закивала, соглашаясь, а что еще оставалось делать?

— Еще хоть раз ты мне соврешь, я заставлю тебя пожалеть об этом. А теперь отвечай, что у тебя было с этим козлом разукрашенным? — он не кричал, но голос был таким устрашающим, что невольно захотелось исчезнуть.

— Ничего, — протянула, дрожа от страха.

У нас ведь с Андреем, по сути, ничего и не было, и быть не может. А то, в чем пытается уличить меня Дима — полная чушь, бред его больного воображения.

— Не ври мне! Я заметил, как вы мило шушукались, пока я не вошел.

— Ты больной! — крикнула я и попыталась оттолкнуть Новикова — не вышло.

Он оторвал меня от стены, завел руки за спину, крепко зажав в кулаке, не позволяя вырваться, и принялся целовать шею. Жадные губы накрыли мой рот, лишая возможности дышать, но я продолжала отбиваться.

— Пусти! Мне больно…

— Черта с два!

Полная отвращения и страха, я вновь и вновь попыталась вырваться.

— Его поцелуи тоже были такими страстными? — зло бросил Дима, крепче сжав мне запястья за спиной. — С ним тебе было лучше? Тебя заводят его татуировки? Захотелось попробовать чего-то новенького?

— Ты говоришь ерунду! Отпусти!

— Не прикидывайся. Ты ведь спала с ним. Признайся!

Я собиралась продолжать отрицать его слова, но понимала, что этим ничего не добьюсь, поэтому просто сказала правду:

— Если бы я тебе изменила, то меня бы здесь уже не было.

Я тяжело дышала, втягивая носом сухой воздух.

— Врешь, с*ка! — слепая ярость накрыла Новикова с головой.

Таким я его никогда не видела. Не понимая, что делает, он схватил меня за горло и сжал так сильно, что пульс застучал в висках. Слезы брызнули из глаз. Воздуха не хватало, ужас бился в груди. Его глаза горели от бешенства, он стал таким злобным, что мог убить, не задумываясь.

Я хрипела, не в силах издать другой звук. А когда сознание начало покидать меня, он разжал пальцы, и я повалилась на пол, рывками хватая ртом воздух.

С этого дня все и началось. Дима стал подозрительным и непредсказуемым. Если раньше я читала его, как открытую книгу, то теперь не могла предугадать, что произойдет в следующий момент. Ударит он меня или выбросит из окна десятого этажа. Я не знала, на что Дима способен. И это пугало. Мой тихий мир постепенно превращался в ад. А самое страшное — я не могла прекратить все это. Однажды попыталась уйти, но Новиков швырнул мне в лицо документы, будто бы заранее подготовился к подобному повороту.

— Что это? — я опустилась на пол и подняла разлетевшиеся по полу листы.

Это были какие-то счета и договора, я ничего не понимала.

— Здесь компромат на твоего отца. Ты взгляни. Думаю, полиции понравится то, что они здесь найдут. Твой папаша не святой, как ты думаешь. А банк — самое реальное место, где можно добыть деньги так, что не подкопаться. Зная все пароли…

— Это не правда. Папа не мог… Он бы никогда не взял чужие деньги.

— А ты спроси у него, — зло улыбаясь, посоветовал Димка. — В общем так, решишь уйти, эта папка попадет в руки полиции. — Новиков говорил спокойно и размеренно, так невозмутимо, что меня от него затошнило. — Так что подумай, что для тебя важнее, свобода отца или твоя независимость.

Это был словно удар под дых. Полный нокаут. Димка знал, куда нужно бить. Знал, как я привязана к родителям. Что я могла сказать? Чем ответить? Естественно, пришлось принять его условия. И все-таки у меня была надежда — единственный лучик в темном царстве…

Разговор с отцом состоялся на следующий день. Во время обеденного перерыва мы встретились к кафе напротив цветочного салона.

— Все верно, — подтвердил он, — я взял эти деньги. Мне пришлось. Так сложились обстоятельства… Эти деньги… они…

— Я не хочу знать, для чего они тебе понадобились. Меня волнует только то, что тебя могут посадить, — взволнованным шепотом произнесла я. — Ты это понимаешь, папа?

— Понимаю. Но одно не укладывается у меня в голове: как тебе стало об этом известно?

Я и сама задумалась. А как Дима узнал? Что, если он и подставил папу?..

С того самого дня я живу, словно в аду. С ненавистью и болью. Испытываю отвращение к Новикову, но каждый раз ложусь с ним в постель, наплевав на себя и свои чувства. Молча лежу на кровати под тяжестью Димкиного тела и глотаю соленые слезы, пока он делает свое дело. Я терплю и мечтаю об одном — что это когда-нибудь закончится…

 

Андрей

Я несколько подустал за последние концерты. Не думал, что тур по России матушке так вымотает меня, но это факт. Сейчас, качая головой в такт музыке, мечтал о том, как завалюсь на мягкий диванчик с бутылкой холодного пива и наконец-то расслаблюсь.

 Все… последние аккорды, крики фанатов и выход на поклон… Снимаю с себя майку, вытираюсь и швыряю прямо в разгоряченную толпу, что тут же заводит ее. Несколько селфи на фоне зала, и мы спешим за кулисы. Как хорошо, что на сегодня не запланирована автограф-сессия. Иначе усталость свалила бы меня с ног прямо перед фанами.

— Было круто! — сказал Макс, падая на диван. — Надеюсь, в Омске нас встретят так же тепло.

— Да-а, — протянул Пашка, — сюрприз удался. Я не ожидал, что…

Дальше я друзей уже не слышал. Завалившись поперек кресла, свесил ноги с подлокотника и глотнул пива. Вспомнил тот день, когда Роза переступила порог гримерки. В последнее время все чаще о ней вспоминаю. Порой хочется все бросить и снова отправиться в тот цветочный салон под предлогом покупки букета. Единственный минус — дарить-то его некому.

Витая в облаках, я прожигал взглядом дверь, представляя, как сейчас войдет Роза и…

— Андрюха! Алло гара-а-аж! — прозвеневший над головой голос Алекса вывел меня из раздумий. — Какой-то ты сегодня не разговорчивый, — гоготнул он, парни поддержали его оглушительным хохотом. — Расстроен, что девочек нет? Так мы сейчас все исправим… Кстати, ты о нашем споре не забыл? Может, пора признать поражение и отдать мне выигрыш?

— У меня все под контролем, — уверил я друга.

— Где-то я это уже слышал, — сказал Алекс и почесал за ухом барабанной палочкой. — Я бы на твоем месте не был таким самоуверенным. Сколько вы с ней уже не пересекались? Неделю? Две? Или больше? Да наша Розочка уже и думать о тебе забыла.

— Ничего-то ты не понимаешь в обольщении, — вмешался в разговор Макс. Пахан же как всегда оставался в стороне, предпочитая не встревать в разговоры о девушках, Серега тоже не лез, потягивая пиво. Макс между тем продолжил: — Есть такая тактика: на какое-то время пропасть из поля зрения девчонки, а потом внезапно появиться в ее жизни. Андрюх, ты только не забудь главное правило — чем больше тумана ты напустишь при встрече, тем больше шансов ее заинтересовать.

— Чем дальше, тем интереснее, — гоготнул Алекс. — Что ж, с нетерпением жду финала… и свои сто баксов.

— Это мы еще посмотрим, — подмигнул я ему. — Совсем скоро я буду праздновать победу.