Глава 8. Роза

С тех пор, как Димка показал мне компромат на отца, прошло две недели. Несколько раз он извинялся, говорил, что это я вынудила его пойти на крайние меры. Ссылался на стресс из-за проблем в бизнесе, обещал пойти к психологу. Клялся, что больше не причинит мне боли, что скоро все закончится. Даже у меня на глазах сжег все документы в папке, и вроде это был оригинал… Но что-то изменилось во мне. Будто что-то надломилось. Я уже не понимала, люблю ли Диму, хочу ли быть с ним. Мысли, чувства — все перемешалось, а распутать клубок не получалось. Конечно, всякое бывает, все пары ссорятся, а потом мирятся. Многие ненавидят друг друга, а потом прощают и живут счастливо долгие годы. Мне нужно время, и я решила переехать к родителям в Повадино. С Димкой мы виделись только на работе, общались, как начальник-подчиненный. Он не настаивал на близости, вошел в мое положение. Видимо, на него так повлиял психолог, к которому он пошел по моему настоянию. Я замечала изменения. Дима стал спокойнее и сдержаннее.

И вот настал тот день, когда мне пришлось решить что-то для себя. Я была на своем рабочем месте, когда появился Дима с букетом розовых роз.

— Розита, девочка моя, — начал он, подойдя ко мне за прилавок, — ты простишь меня? Знаю, в последнее время я вел себя, как полный кретин, ревновал, не доверял. А знаешь, почему? Потому что люблю тебя до безумия. Потому что раньше никого не любил. С тех пор, как ты появилась в моей жизни, я каждый день боюсь тебя потерять. Давай начнем все сначала. Мир?

Я слушала его и не могла поверить… Сейчас Дима такой, каким был раньше. Конечно, его слова не могли не тронуть мое сердце.

— Мир, — с улыбкой произнесла, заглядывая в серые глаза.

Я не из тех, кто с легкостью отступает при первых же проблемах, ведь любовь никуда не делась. Трудности укрепляют отношения или разрушают навсегда. И я сделаю все, чтобы наша любовь преодолела все сложности.

Я вернулась в нашу квартиру, мы снова начали ходить в театры, музеи, выставки. Дима заслуживал мое прощение, с каждым днем сильнее меняясь в лучшую сторону. Я увидела того самого Дмитрия Новикова, в которого когда-то влюбилась без памяти, за которого хотела замуж. И… он наконец-то сделал мне предложение.

— Розита, солнышко, ты станешь моей женой? В горе и радости, в болезни и здравии… Я хочу прожить с тобой всю жизнь. Ты согласна?

— Да! — обняла его крепко-крепко. — Димка, я так давно этого ждала, конечно, согласна.

Казалось, жизнь налаживается, через два месяца мы собирались стать мужем и женой, но чего-то не хватало. Возможно, ребенка? Или я слишком забегаю вперед? Мы ведь еще даже не поженились…

Однажды днем Дима появился в нашем цветочном салоне и, не обращая внимания на посетителей, разглядывающих витрины с открытками, подошел к прилавку, за которым я стояла.

— Привет, — поцеловав в щеку, продолжил. — У меня хорошая новость. Представляешь, мы получили крупный заказ. Через две недели в кафе «Мишель» пройдет благотворительный вечер в помощь детям, больным лейкемией. От нас требуется украсить зал. Воздушные шары, букеты, цветочные композиции… Справишься?

— Конечно.

Ничего не выбрав, девушки-посетительницы ушли, мы остались с Димой одни.

— Нужно будет встретиться с заказчиком и обсудить кое-какие детали. Я дал ему твой номер, так что жди звонка. Ах, да, чуть не забыл… Он просил нашего консультанта ненадолго остаться в кафе, чтобы раздать детям воздушные шары. Я позвоню Рите…

— Не нужно. Я же сказала, что справлюсь, — поставила Диму в известность.

— Ты хочешь сама этим заняться? Уверена?

— Да, а что в этом удивительного?

— Хотя бы то, что ты не любишь мероприятия с большим скопищем народа. До сих пор удивляюсь, как Людке удалось вытащить тебя на концерт.

— Концерт и благотворительный вечер в помощь детям — это две совершенно разные вещи. В театре тоже много людей, но он мне нравится. Так что… И вообще, на благотворительном вечере я могу быть полезной, мне приятно будет увидеть улыбки на детских лицах. Знаешь, а ведь и мы можем поучаствовать. Я поговорю с заказчиком, объясню ему все и возьму воздушные шары на себя.

— Ну хорошо… — согласился Дима. — Поступай, как знаешь. Если тебя это осчастливит, отговаривать не буду. Ладно, я поехал. У меня встреча. Вечером увидимся.

Он поцеловал меня и ушел. А я еще долго стояла с улыбкой, представляя, как обрадуются шарикам дети. Если бы на меня внезапно свалились миллионы, я бы отдала их детишкам на лечение. Но я не богата, а у Димы проблемы в бизнесе, да и не муж он мне еще, чтобы просить о такой услуге.

Из раздумий меня вывел телефонный звонок. Я взяла из-под прилавка смартфон и, увидев на дисплее незнакомый номер, тут же приняла вызов. Скорее всего, заказчик.

— Алло.

— Здравствуйте, Роза. Мне Ваш номер дал Дмитрий, — голос показался мне смутно знакомым, но я не придала этому значения. — Мы можем встретиться и обсудить детали предстоящего праздника?

— Да, конечно. Назовите место, я подъеду.

Хотелось поскорее увидеть человека, которому не безразлична жизнь чужих детишек. Такие люди заслуживают уважения. Расцеловала бы…

— Кафе «Мишель» на Красной Пресне, — сообщил мужчина, а я поняла, что даже имени его не знаю, но ничего, у нас будет шанс познакомиться. — Через два часа сможете?

— Договорились. Но как я Вас узнаю?

— Я сам к Вам подойду.

— Ну хорошо.

Я попрощалась и набрала Риту.

— Рит, привет! Не могла бы ты выйти сегодня на несколько часов? Мне нужно съездить на встречу с заказчиком, а салон не на кого оставить.

— Ладно, — согласилась девушка.

Когда она приехала, я взяла такси и отправилась по нужному адресу. Села за свободный столик у окна и принялась ждать за чашечкой кофе.

Спустя пару минут где-то над головой раздался знакомый мужской голос.

— Простите за опоздание. Пробки, — сказал мужчина и тут я его увидела.

Нет, я не могла ошибиться. Ошибешься тут. «Забитые» татуировками руки, будто рукава, выделялись на общем фоне. Андрей сел за мой столик и, положив на него руки, сцепил пальцы в замок.

— Не поняла… — протянула я. — Это шутка такая? Вообще-то я жду заказчика.

— Заказчик — это я, — он подмигнул мне, как тогда, в клубе, а я, кажется, залилась краской.

Но не от стеснения, а от негодования.

— Ты? Но…

— По-твоему, я не могу быть организатором благотворительного вечера? Ты меня совсем не знаешь, красавица.

— Да, не знаю! — вспылила я, услышав колкость из его уст. Когда же он перестанет называть меня красавицей? — И пусть все остается так.

Вдох-выдох. Нужно успокоиться, иначе потеряю заказ, который сейчас так необходим салону, и Дима меня прибьет. Я глотнула кофе, и злость испарилась.

— Оставим разногласия в прошлом и поговорим о деле, — в первую очередь я профессионал и пришла сюда работать, поэтому отбросила предрассудки и сконцентрировалась на деле. — Вы согласны?

— Мы снова перешли на официальную форму общения? — хмыкнул Андрей, расцепив пальцы и отклонившись на спинку стула.

— Да. Не вижу в этом ничего удивительного. Вы — мой заказчик.

— Ну да. Так будет правильней, — согласился он, за что я ему благодарна.

— Вот и хорошо, — коротко улыбнулась я.

Мы обсудили кое-какие нюансы, количество цветов и их расположение в зале. Я предложила украсить помещение фигурками из воздушных шаров. А потом внесла поправки в наш договор:

— Когда я узнала о мероприятии, мне тоже захотелось поучаствовать, сделать что-то полезное для детей. И мы с руководством решили, что воздушные шары, которые Вы хотели раздавать детям, наш салон возьмет на себя. Вы не против?

— Конечно, нет. Спасибо, Роза. Я благодарен Вам за участие, — сказал Андрей, неотрывно смотря в глаза. — В наше время не каждый готов помочь ближнему, что уж говорить о бедных несчастных детишках, ожидающих своей очереди на операцию. Когда я вижу на их лицах улыбку, мне кажется, что жизнь прожита не зря.

Внутри что-то встрепенулось от его слов. Они были такими искренними, такими воодушевляющими. Казалось, передо мной сейчас сидит не тот человек, с которым я повздорила в гримерке, а совершенно другой Андрей Ковальский, о существовании которого до сегодняшнего дня я не подозревала.

— А Вы были правы, Андрей, я совершенно Вас не знаю, — созналась, с интересом глядя на музыканта.

В нем было все по-прежнему: множество татуировок по всему телу, огромные тоннели в ушах. Мне всегда казалось, что такие мужчины не могут быть сострадающими, нежными, ранимыми, но, кажется, ошибалась. И эта роза на шее, раскрывающая лепестки, будто заманивая… Интересно, что она означает? Почему именно роза?

— Мы всегда можем это исправить, — сказал Андрей, намек я поняла, но не одобрила. — Можем встретиться еще разок…

— Не можем, — обрубила все на корню. — Я замуж выхожу.

Андрей молча смотрел на меня, так смотрел, что дышать стало страшно. Во взгляде было что-то такое… невыносимое, что ли... А потом произнес:

— Что ж, поздравляю. Желаю счастья в семейной жизни. Надеюсь, хоть у вас все получится, — сказал так, будто не верил в брак, в отношения.

И что означала приставка «хоть»? Неужели он был женат, но не сложилось?

— Спасибо, — протянула я, стало как-то не по себе. Наверно, своими словами неосознанно причинила Андрею боль. — Все в порядке? — поинтересовалась, крутя под столом кольцо на пальце, подаренное Димой. — Я ничем Вас не обидела?

— Нет. Просто брак не принес мне ничего хорошего, лишь боль и разочарование. Поэтому, надеюсь, у Вас все будет иначе.

— Я сожалею, что у вас не получилось, но у нас с Димой получится. Я знаю.

Андрей согласно кивнул и улыбнулся.

— Что ж, Роза, мне уже пора. Скоро увидимся. Я буду ждать этой встречи.

Он поднялся, подошел ко мне и протянул раскрытую ладонь. Вложив в нее свою, ощутила, как по телу забегали приятные мурашки. А когда сухие губы коснулись моей кожи, подарив легкий поцелуй, я готова была поклясться, что сошла с ума. Мышцы живота напряглись, я разволновалась и тут же разозлилась на себя за такую реакцию.

— До встречи, — словно на автомате пробормотала хриплым голосом.

Понятия не имела, почему тело так отреагировало, но мне это не нравилось. С какой стати? Что это было вообще? Я Диму люблю и хочу от него детей.

Когда Андрей ушел, я еще долго сидела, не шевелясь, смотря на то место, где он только что был он. Пыталась понять, но так и не смогла… Захотелось сию секунду встретиться с подругой и обо всем поговорить, поэтому я набрала ее номер и попросила приехать. Люда была в кафе уже спустя пятнадцать минут. Она влетела в зал, как метеор и опустилась на стул со словами:

— Что-то случилось? По телефону у тебя был такой странный взволнованный голос. Я гнала, как сумасшедшая. Успела? Ты ничего не натворила?

Я прыснула со смеху.

— Чего ржешь? — возмутилась она.

— У тебя такое лицо, будто ты ежа проглотила, — продолжала потешаться я. — А когда ты узнаешь, кто только что сидел на твоем месте, боюсь даже предположить, что с тобой будет. Наверно, придется «скорую» вызывать.

— Хватит издеваться, — буркнула подруга, — рассказывай уже. С кем ты встречалась, проказница?

— С Андреем Ковальским.

— ЧТО?!!! — кажется, у нее чуть не отвалилась нижняя челюсть, глаза округлились. — Как? Почему?

— Через две недели в этом кафе пройдет благотворительный вечер в поддержку больных лейкемией детей. Его устраивает Андрей. Он обратился в наш салон с просьбой помочь украсить зал цветами и шариками.

— Это же круто! Значит, ты и на вечер пойдешь? А меня с собой возьмешь? Это же такой шанс снова встретиться с Максом. Блин, Розик, возьми меня с собой, ну пожалуйста, — протараторила Люда.

— Ты знаешь, я только за, но туда войти можно только по приглашениям. Я, конечно, могу позвонить Андрею…

— Андрею? — поиграла бровями подруга. — Не Ковальскому, не Андеру Вуду, а Андрею? Между вами что-то было?

— Что за странный вопрос? Конечно, нет! — возмутилась я.

— Но ты бы хотела, да? — хитро улыбаясь, пропела Люда.

— Нет! — я резко одернула ее фантазии. — Ты не забыла, что я замуж выхожу?

— Ой, ты сначала выйди. Я уверена, что никакой свадьбы не будет.

— Люд, ну что тебе сделал Дима? Почему ты его так ненавидишь? — поинтересовалась я. — Ты же знаешь, как сильно я его люблю.

— Ну начинается… Звони давай Андрюхе.

Ох, и не нравилась мне эта идея… звонить самой — это словно шанс дать. Еще подумает чего… Но ладно. Это ведь ради подруги. Да и мне станет спокойнее, если она будет со мной рядом на вечере.

Я достала из сумки смартфон и набрала номер Андрея. Сердце так и норовило выпрыгнуть из груди, а когда на том конце провода ответили, вообще замерло, словно остановилось.

— Да, красавица! Мы что-то забыли обсудить?

— Да. Нет. То есть… — растерянно бормотала я. — Я хотела спросить за подругу. Можно ли мне взять ее с собой?

— Конечно. Я пришлю приглашение, если Вы, Роза, встретитесь со мной еще раз. Завтра.

— Что он говорит? — прошептала Люда и с жалобным выражением лица посмотрела на меня.

Во мне боролись две сущности. Одна совершенно не хотела принимать приглашение Ковальского, потому что любила Диму и не собиралась встречаться с другим мужчиной втайне от него. Другая же мечтала осчастливить подругу, осуществив ее мечту, потому что любила Люду — эту взбалмошную, но такую родную. А глазищи-то у нее какие! Правда, как у кота из «Шрека», разве можно отказать?

— Пожалуйста, Розик… — она сложила ладони вместе, умоляя меня принять любые условия Андрея, и я сдалась.

— Хорошо, я согласна на встречу.

— Вы не пожалеете, Роза, — сказал Андрей, а меня уже начинала раздражать вся эта наигранная официальность. — Я сброшу эсэмэс с местом и временем. Вот видите, Роза, все возможно. До встречи.

— Пока.

Убрав телефон от уха, я с облегчением выдохнула. Людка, поняв, что приглашение все же будет, завизжала, как сирена, и, подскочив ко мне, крепко обняла.

— Я обожаю тебя, Роза!