Глава 3

Стас вышел на улицу, огляделся. Темно. Ни черта не видно! Не раздумывая, прямиком направился в сторону парка, ведь Янка любит это место. И не просчитался. Его малышка сидела на скамейке, опустив лицо в ладони. Кажется, всхлипнула. Плачет? Вот идиот, довел до слез!

— Эй, — протянул Стас, опустившись перед Яной на корточки. Обнял ее колени, обтянутые джинсовой тканью. — Ты чего? Это из-за меня? Прости. Я идиот.

Он попытался убрать Янины руки от лица — не позволила, оттолкнула. И правильно сделала. Сам виноват. Оставил одну, обещал вернуться, но обманул. Причем не первый раз. Это входит в привычку. Пора завязывать, иначе страдать будет она.  

— Зачем ты за мной пошел? — спросила Яна и, наконец-то подняла голову. — Иди к своему Ярику. Он же без тебя помрет.

— Ну, малыш, причем здесь Ярик? Ты что, меня к нему ревнуешь? Это же глупо. Мы ездили по делам. Нам ведь с тобой нужны деньги? Чтобы съездить отдохнуть. Ты же так хотела.  

— Хотела… Но я устала от лжи. Для тебя Ярик, и брат, и Бог. Он для тебя все. Я устала от его интриг.

— Каких интриг? Не наговаривай. Не нужно, Янчик. Иди ко мне, — Стас сел рядом и обнял ее. — Я люблю тебя, слышишь? Не отталкивай меня.

— Одной любовью сыт не будешь. Я хочу, чтобы ты перестал идти на поводу у Ярика. Хочу, чтобы ночевал дома, чтобы всегда говорил правду. Я хочу знать, где ты бываешь и чем занимаешься, понимаешь? — она посмотрела Стасу в глаза, перебирая пальцы. — Иначе у нас ничего не получится. Мы с каждым днем все больше отдаляемся друг от друга. А ты даже сейчас продолжаешь выгораживать Ярика.

— Давай договоримся. Хотя бы раз или два в неделю у нас будет чисто мужской день. Только парни и все. — Он взмахнул рукой, будто отрезал. — Остальные дни я буду только твой. Хочешь?

— Не нравится мне такая постановка вопроса. Просто не ври мне, и все будет хорошо. Хочу, чтобы как раньше: всегда и везде вместе. Хочу слышать твой голос в телефоне, а не дурацкие гудки, которые сводят с ума.  

— Обещаю, — Стас взял Янину руку в ладонь и провел большим пальцем по шелковистой коже. — Буду брать тебя в бар, к друзьям, если ты этого хочешь. И больше никакого вранья. Только правда. Но раз уж на то пошло, давай договоримся. Если кто-то кому-то изменит, то честно признается в этом. Согласна?

Это было для него важно. Это было некой проверкой. Сумеет ли любимая сдержать слово и рассказать об измене или она, как последняя сука, спрячется в кусты и продолжит бесстыжими глазами смотреть на него? Стас ненавидел женщин, которые предавали. Он их убивал… морально.  

— Согласна, — шепотом произнесла Яна и шмыгнула носом. — Но как быть с Яриком? Разве ты не видишь, как он смотрит на меня? Он меня ненавидит. Я для него — угроза, а с угрозой что делают? Правильно! Устраняют.

— Ты говоришь глупости.

— Это не глупости. Почему ты мне не веришь? — в глазах Яны читалась мольба.

— Потому что знаю его сто лет. Можно сказать, он чуть ли не с самого детства прикрывал мне спину. Был моими глазами и ушами. Яр знает, как я дорожу тобой, и не посмеет вмешаться в наши отношения.

— Да он меня ненавидит, Стас! Как ты не поймешь? Он хочет, чтобы ты меня бросил… 

— Все, хватит. Это лишь домыслы. Не думай об этом.

Он заключил Яну в объятия и почувствовал, как ее руки обвили его торс. Вот так. Хорошо... Обняла крепко-крепко и так сильно прижалась, что Стас понял — Яна по-настоящему боится его потерять и сделает все, что бы он ни пожелал. Понял это еще в тот день, когда впервые встретил по дороге на работу. Девушка с таким желанием смотрела на него и, наверное, думала, глупенькая, что он не замечает ее говорящего взгляда. Ха! Только идиот не заметит! А глаза у нее какие! Большие и синие. Бездонные. Казалось, смотришь, и тебя затягивает в омут теплоты и нежности. Однажды Стас решил, что пора заканчивать играть взглядами в пин-понг, и нашел повод для знакомства.

— Привет. Есть, чем прикурить? — спросил он, рассматривая правильные черты лица девчонки.

Она напомнила Стасу одну из фарфоровых кукол из коллекции матери: большие глаза, вздернутый носик, губы безумно соблазнительной формы. Правда, ее темно-русые волосы были собраны на затылке, но такая прическа ей очень шла. Воображение нарисовало знойную картинку, как Яна вытаскивает заколку, и локоны обольстительно падают на хрупкие плечи.    

— Слушай, а хочешь со мной вечером в бар сходить?.. — предложил Стас, но тогда и подумать не мог, что какая-то единственная встреча в баре круто изменит его жизнь.

Ни одной из своих бывших подруг он не предлагал жить вместе. Ну, не цепляли они его так, как Яна. Наверное, были слишком молоды, жаждали развлечений с морем выпивки и сигарет. Не ценили того, что имели, и жили одним днем, прожигая молодость в «Караване». Яну же не особо привлекали тусовки и посиделки в баре за бокалом вина. Ей был интересен Стас, лишь поэтому она ходила туда. Всегда и везде вместе… Со временем ему стала надоедать чрезмерная опека. Захотелось вновь расправить крылья, освободиться от пристального взгляда. На время. Яна ревновала Стаса к каждой девчонке, которая приветствовала его поцелуем. Не говорила об этом вслух, но все было ясно, стоило только посмотреть на нее. Но ведь Стас уже был раздолбаем, когда им посчастливилось сойтись. Не зачем пытаться что-то в нем изменить. А ревность — это неуверенность. Стасу же всегда нравились уверенные в себе личности, наверное, поэтому Яна постепенно наскучила ему. Слишком сильно она боялась потерять его. Так сильно, что начала выдумывать несуществующие проблемы, одной из которых был Яр. Ну что за бред, будто он ревнует и пытается вклиниться в их отношения? Проблема высосана из пальца. Ничего глупее не слышал. Это ведь Ярик посоветовал Стасу заговорить с Яной, когда тот рассказал другу о девушке, так часто встречающейся на его пути. Именно Яр хотел, чтобы Стас, наконец, повзрослел и обзавелся семьей. Какой смысл теперь вредить?

***

Яну разбудила трель дверного звонка. Недовольно потянувшись в кровати, бросила взгляд на Стаса. Он мирно спал, не обращая никакого внимания на звук. Зевнув, смахнула выступившие слезы, потерла глаза. Нехотя встав, накинула на себя атласный халат и поспешила встретить столь раннего гостя. Отворив дверь, Яна увидела Марину Олеговну Терехову, маму Стаса. Высокая, стройная, элегантная, впрочем, как обычно. А чему удивляться? Она ведь владелица одного из местных салонов красоты. Положение обязывает.

— Яна, привет, — негромко произнесла женщина, входя в квартиру. — Спите еще?

— Ага. Мне на работу к десяти. — Она завязала пояс на талии. — У Стаса выходной.

— Понятно, — вздохнула женщина. — Опять пил?

— Ну, да. У Паши новоселье было.

— Можно было и не спрашивать, — протянула Марина Олеговна бархатным голосом. — Все, как всегда. Ничего не изменилось. А я думала, Стасик возьмется за ум, когда жить с тобой начал.

Яне стало неловко, и она смущенно поджала губы. Выходит, ей не удалось найти подход к Терехову.

— Вы проходите. Чаю попьем.

— Чаю, говоришь? Давай, — улыбнулась Марина Олеговна.

Сняла синий жакет, легким движением руки откинула назад аккуратно уложенные темно-русые волосы и направилась в кухню. Яна закрыла дверь в комнате, чтобы разговорами не разбудить Стаса, и пошла вслед за Мариной Олеговной. Поставила на газ чайник, достала кружки.

— Я сейчас. Умоюсь только, — предупредила Яна и шмыгнула через коридор в ванную.

Привела себя в порядок и вернулась к гостье. Как раз уже и чайник вскипел. Разлив кипяток и заварку по кружкам, Яна села за стол напротив Марины Олеговны.

— Давай, рассказывай, — женщина положила руки на стол и сцепила в замок. — Что там у вас произошло?

Яна не раз замечала, что Стас прислушивается к матери, поэтому была уверена, что она сможет хоть как-то повлиять на него. Нужно просто собраться и все выложить о похождениях ее сыночка. Однако сложно как! Марина Олеговна хоть и казалась строгой и требовательной женщиной, но всегда выделялась отзывчивостью и теплотой. Таких душевных людей, готовых в любой момент прийти на помощь, Яна встречала не часто. Видимо последнее качество Стасу привила именно мама.  

— Вы давно знаете Ярика Ластоверова? — спросила Яна, положив в кружку ложечку сахара.

— Да они со Стасом со школьной скамьи вместе. Не разлей вода.

— Это я уже поняла, — тяжело вздохнула Яна и глотнула горячего чая.

— Так, значит, в Ярике проблема? Снова втянул Стаса в свои темные делишки?

— На самом деле я не знаю. Стас больше не говорит, куда и зачем идет. Может, вы с ним поговорите? Меня он не слушает. Все выходные трачу на поиски Стаса. Он когда с Яриком уходит, его не найти. На звонки не отвечает, сам не звонит. Приходится друзей обзванивать. Я ведь переживаю. Вдруг что-то случилось.

— Понимаю, Яночка. Ты не волнуйся. Я вечером с ним побеседую. Скажи, чтобы зашел ко мне. А ты, — Марина Олеговна накрыла ладонью лежащий на столе локоть Яны, — сразу звони мне, если не можешь его найти. Будем вместе искать. Что делать-то?

Вот так у Яны появилась союзница в борьбе за отвоевание Стаса из коварных сетей Ярика. Что не сделаешь ради того, чтобы любимый был рядом? Ради любви женщины способны на многое. Откуда-то возникают силы и терпение, которых, казалось, раньше не было. Вопрос в том, насколько их хватит?

Проводив Марину Олеговну, Яна отправилась готовить завтрак. И когда яичница с тостами была готова, она услышала в коридоре шаги. Брякнула дверь, в ванной зашумела вода.

— Стас! Завтрак готов.

— Ага, сейчас, — раздался хриплый голос за стеной, и вскоре на кухню вошел Стас.

— Что мне моя девочка приготовила вкусненького? — он подошел к плите и заглянул под крышку, которая накрывала сковородку. — Ух, ты! Яичница и тосты. Обожаю. Как и тебя.

Он резко развернулся лицом к Яне, обнял за талию и притянул к себе.

— Ты сегодня никуда не уйдешь? — спросила она, обвив руками шею Стаса.

— Я же обещал, что мы больше не расстанемся. Не хочу тебя потерять. Слушай, а может, мы успеем до работы, а?

Он наклонился и поцеловал в скулу.

— Вообще-то я опаздываю.

Яна вывернулась из объятий, но ускользнуть не удалось. Стас поймал ее и страстно поцеловал. Под ногами закачался пол. Ох, если она сейчас уступит — пожалеет. Как бы ни хотелось заняться со Стасом любовью — этого делать категорически нельзя, иначе выгонят с работы за прогулы. Но противостоять упорным губам не получалось. Да и вряд ли когда-нибудь получится. Это же Стас! Он умеет брать то, что отчаянно желает.

Не в силах сохранять равновесие, они привалились к столу. Тяжело дыша, продолжали целоваться. Стас приподнял Яну за талию и посадил на стол. Что-то упало на пол и звякнуло. Видимо, вилка. Яна тут же оторвалась от губ любимого.

— Стас, первый этаж ведь. И занавески прозрачные, — прерывисто произнесла она.

— Да срать на всех, — его рука заскользила вверх по ее бедру, приподнимая короткий атласный халат.

— Ты сумасшедший.

— Ты сводишь меня с ума.

— Пойдем в комнату.

Стас без лишних слов подхватил Яну под ягодицы. Она обвила его ногами, обхватила руками шею, и мысли улетучились.

 

Постепенно главы будут добавляться. Ознакомительный фрагмент будет 15 глав.