Глава 10. Тео

День близился к концу, солнце уже почти скрылось за горизонтом. В лесу наступили сумерки. Я бегал среди деревьев в ипостаси волка уже битый час, пытаясь разобраться в себе. Что пошло не так? Когда все это началось? Почему же я теряю рассудок рядом с Даной? И как это исправить? Не могу же я желать девчонку, по которой сходит с ума брат!.. Я сбавил ход и озлобленно зарычал. Полный идиотизм! Ну и в передрягу же попал. Но что-нибудь обязательно придумаю. Как-нибудь выкручусь.

Прогулка принесла пользу, помогла сбросить наваждение и успокоиться. Но картинка с полуголой Даной до сих пор стояла перед глазами, словно кто-то поставил на паузу фильм. В тот момент, когда я услышал ее крик, подорвался на кровати и, не раздумывая, бросился на помощь. Ворвался в комнату и выбил дверь в ванную, где шумела вода. Дана стояла в одном нижнем белье с бритвой в руках, а из ее ноги сочилась кровь.

— Ты что?! — едва не вскрикнула она. — Зачем ты выбил дверь?

— Ты кричала, — спокойно ответил.

Нужно было помочь девушке, но я не мог оторваться от ее стройного тела. Смотрел и давился слюной.

— И что? А если бы я кричала от оргазма, ты бы влетел в комнату, желая спасти меня от волны удовольствия? — этой фразой она обескуражила меня.

— Что, прости? — в недоумении ляпнул.

 В штанах стало тесно, ширинка врезалась в пах. Низ живота опалило невыносимой мучительной болью, будто змея впрыснула в меня яд. Я смотрел на Дану и готов был взять ее прямо тут. Волк разделял мое желание.

— Я… Я просто порезалась.

— Не умеешь пользоваться бритвой, лучше не бери! — завелся я, глянув на ее окровавленную ногу.

Без разрешения поднял девушку на руки и понес в комнату. Я слышал, как прерывисто она дышит, видел, как поднимаются и опускаются аппетитные округлые груди. Пульс взлетел, а сердце забилось сильнее. Я отчетливо слышал его частый громкий стук, который соединялся с ее собственным.

Обрабатывая порез, старался не причинять боли. Плавно водил по ране ватным диском, смоченным в перекиси водорода, затаив дыхание. А когда услышал, как Дана ахнула, едва не кончил в штаны. Хорошо, что мне хватило выдержки, иначе она лежала бы уже подо мной на этой постели. Ох, мать твою!..

Воображение разыгралось не на шутку. Голова пошла кругом от фантазий, вызванных всего каким-то секундным стоном девчонки. И, чтобы ненароком не воплотить свои фантазии в жизнь, ляпнул что-то язвительное и встал. К слову, не я один. Пульсирующий член нырнул в штанину спортивных штанов, а я протянул руку Дане, надеясь на то, что она не заметит моей эрекции.

Прикосновение к ее коже сделало свое дело. Не выдержав (я ведь не железный), резко потянул девушку на себя. Зверь во мне победно взвыл, когда она оказалась в моей власти. Почти обнаженная, такая доступная… Ведомый диким первобытным желанием, повинуясь инстинктам, прижал Дану к себе, уже не переживая о том, заметит она, как я возбужден или нет. Пусть знает!

Ее щеки стали алеть, но она стойко выдерживала мой взгляд в упор. Этот запах… Запах желания, исходивший от Даны… он сводил с ума, затуманивал разум и опьянял. Повелевал разорвать это чертово кружевное белье, скрывающее прекрасные упругие прелести, и взять девушку прямо здесь. В ее комнате. На ее постели.

Я чувствовал возбуждение Даны так отчетливо, что пульс застучал в висках отбойным молотком. А от прикосновений к ее горячему телу, к которому так долго не решался притронуться, просто потерял остатки самообладания. И я сдался. Не задумываясь о своих действиях, агрессивно накинулся на привлекательные губы девушки с поцелуем. И пропал. Руки блуждали по соблазнительному телу, изучая его изгибы и линии. Забыв о приличиях, сжал упругую попку и рыкнул от удовольствия Дане в рот, не прерывая поцелуя. Волк во мне уже праздновал победу, готовясь заклеймить свою пару, когда вдруг ядовитая стрела пронзила мой разум и вернула осознание происходящего.

Что я делаю? Это ведь предательство! А я не такой ублюдок, чтобы в нашем с братом доме отыметь девушку, которой он симпатизирует. Взяв себя в руки, отодвинул Дану и пошел к двери. Кто бы знал, чего мне стоило лишить себя желанного тела и просто уйти. Я тут же обратился и кинулся в лес…

И вот теперь, возвращаясь с прогулки, под светом неполной луны нашел свои вещи и оделся. Но вдруг замер. Что-то не так. Я напрягся всем телом и принюхался, пытаясь понять, не чудится ли мне. Действительно ли ощущаю этот запах? Пошел прямо к домам. Этот аромат… он был приятным, каким-то знакомым и в то же время отталкивал. Волк внутри меня встрепенулся, но тут же притаился, жалобно поскуливая.

Я направился к своему дому — запах шел оттуда. Меня мучил лишь один вопрос — какого хрена ей понадобилось в стае? Ведь прошло уже столько времени и, кажется, путь ей сюда был закрыт. Так почему же я всей своей животной сущностью ощущаю этот чертов аромат?! Волк рыкнул, подтверждая мои опасения. По мере того, как я приближался к дому, меня охватывала слепая неукротимая ненависть, затмившая разум. Удушливый ураган ярости растекался по венам, впитываясь в каждый мускул, в каждую клетку тела, придавая необычайную силу. Единственное, о чем мог думать — как побыстрее вцепиться в горло этой твари и вышвырнуть ее за ворота!

 И вот передо мной появился наш с братом дом, а у двери стояла темноволосая девчонка, готовясь постучать в дверь. Я резко втянул носом ее запах, желая еще раз убедиться, что мне не показалось.

— Зачем пожаловала? — безразлично бросил, скрестив на груди руки, а ладошки сунул подмышки.

Я медленно приближался, не упуская из вида подтянутую фигурку. Алиса обернулась, сердце ее ускорило ритм, а на губах появилась безобидная улыбка. Невинно хлопая глазками, она смотрела на меня как-то странно. Будто бы ничего не произошло между нами. А я удивился тому, что волк спокойно отреагировал на ее появление. Значит, забыл… Это хорошо.

— Я... — несмело начала бывшая. — Ты прости меня, за то, что я...

— Это было в прошлом. И это не важно. Я уже обо всем забыл. Если это все, что ты хотела мне сказать, то выход там.

Я указал рукой направление, но Алиса не двинулась с места. Стоя на крыльце дома, буравила меня жалостливым взглядом. Бровки ее то и дело сдвигались у переносицы, а на глазах уже появились слезы.

— Пожалуйста, Тео! Выслушай. — Алиса кинулась ко мне, я отступил, не желая сокращать дистанцию между нами. — Я бы не пришла сюда, если бы все не было настолько серьезным. Мне нужно укрыться на какое-то время. Помоги, Тео.

— Что, твой папик уже не в состоянии обеспечить тебе защиту? — усмехнулся я. — Не того парня ты себе выбрала.

— Позволь мне пожить здесь несколько дней, — игнорируя мои слова, продолжила Алиса.

Я заметил, как дрожат ее руки, пока она перебирала пальцы.

— Пожить... Здесь? — хмыкнул я. — Ты бредишь?

— Я не знаю, куда идти. У кого еще просить помощи. Умоляю, помоги мне, Тео, — едва не плача, простонала бывшая. Я явственно ощущал ее страх, и боялась она не меня. — Если ты когда-нибудь по-настоящему любил меня, помоги. Пожалуйста... — в отчаянии прошептала сквозь слезы и кинулась мне на шею.

Волк во мне рыкнул, призывая оттолкнуть Алису, но я и сам был не в восторге от ее прикосновений. Прошли те времена, когда кровь в венах стыла от одного только запаха этой девушки. Если еще минутой назад, ощутив ее аромат, я метался от ярости, то теперь, держа Алису в объятиях, понял, что совершенно ничего не чувствую. Ни любви, ни ненависти. Ничего! Ноль!

Отстранив бывшую от себя, произнес:

— Ищи себе другое пристанище. Здесь тебе не приют.

Дверь за спиной Алисы отворилась, и на улицу вышел Лиам.

— Тео, ты не можешь быть таким безразличным к чужому горю, — высказался он. — Если Алисе нужна помощь, пусть остается. Мы должны помогать друг другу.

— Спасибо, Лиам, — заулыбалась она, вытирая сырость со щек.

А меня возмутили слова брата, и я не сдержался, выплеснул все, что думал:

— Сначала ты приволок одну девчонку, теперь вторую хочешь оставить! У нас тут что, пункт помощи обездоленным?! — рыкнул я.

— Если ты не забыл, Альфа здесь я, и мне решать, кому остаться, а кому уйти. Алиса будет жить здесь столько, сколько понадобится. И точка!

Вот ведь веселуха! Молодец, братец, решил гарем организовать! А эта курица, оказывается, хорошая актриса. Я почти поверил в ее спектакль. Вот только вовремя опомнился, в отличие от моего брата-простофили. Вот так девчонки будут об него ноги вытирать всю жизнь! Ха! Ну и пофиг! Это его жизнь. Мне насрать!

— Ладно, — уступил я. — Ты Альфа, тебе виднее, — едко бросил слова и, направляясь в дом, нарочно задел плечом Алису. На крыльце обернулся и, наставив на бывшую указательный палец, заявил: — Только не лезь ко мне! Поняла?

Алиса кивнула. А я, фыркнув, зашел в дом. Дурдом какой-то!