Глава 6. Тео

Я лежал на кровати, закинув руки за голову. Смотря в окно, за которым уже царственно раскинулась ночь, насвистывал мелодию, прицепившуюся ко мне, как клещ. Спать не хотелось.

Запах Лиама ударил в нос, а вместе с ним и злость, пропитавшая каждую клеточку его тела. Я ощущал ее на себе. Да так отчетливо, что не сдержал усмешки. Видимо, он прибежал на крик Даны…

Я оказался прав.

Лиам ворвался в комнату, свирепый, как тысяча чертей, и навис надо мной, пытаясь пригвоздить взглядом. Что уж говорить, взгляд у него был убойный. Под стать Альфе. Я даже брови вскинул, удивляясь тому, какое влияние эта девчонка оказывает на брата. До ее появления он был слишком мягким, можно сказать малахольным. Никогда ни на ком не срывался, слабо проявлял эмоции. А сейчас прям не узнать. Я же, наоборот, отличался излишней вспыльчивостью и всегда говорил в лицо то, о чем думаю. Странно, но мне показалось, что Лиам все больше становится похожим на меня.

— Ты идиот?! — зарычал он. — Когда уже головой начнешь думать?! А если бы Дана поняла, что волк, которого она видела, не простой зверь, — последнюю фразу он проговорил намного тише.

— Ч-ш-ш, — подорвавшись в постели, прошипел я, прерывая его гневную речь. — Нас могут услышать, а тебе ведь, как Альфе, это не нужно. Да и ничего не случилось!

— Не случилось?! Ты напугал Дану.

— И что? — бросил с ухмылкой. — Пойти прощение у нее вымаливать? Так?

— Просто в следующий раз будь осмотрительнее. Головой думай, прежде чем что-то сделать.

Я поджал губы и закивал, пытаясь не сорваться на смех. Забавляло то, как этот сопляк пытался меня уму-разуму учить.

— Ты все сказал? — я вскинул бровь.

— Все.

Брат развернулся и вышел. И чего он так взъелся? Испугался за свою драгоценную подружку? Да сдалась она мне!

Чуть позже, дверь в мою комнату снова отворилась. Я нахмурился, увидев худенькое тельце, обтянутое белой майкой и сиреневыми шортиками. Зверь во мне довольно рыкнул, но я велел ему помалкивать. Поднявшись с кровати, подошел к девчонке, которая замерла посреди комнаты. Она выглядела как-то странно. Ничего не говорила и смотрела, словно сквозь стену.

— Эй, ты меня слышишь? — я приблизился и вгляделся в ее стеклянные глаза. — Оглохла что ли?

Пощелкал пальцами у нее перед носом. Реакции ноль. Она словно зомби. Пришлось встряхнуть за плечи. И это сработало. Дана захлопала ресницами и бросила мне в лицо возмутительную фразу. Я убрал руки, она растерянно огляделась. Сложилось такое впечатление, будто девчонка реально не понимала, как оказалась в моей комнате.

Вскоре Дана вернула внимание мне и ахнула, поняв, что перед ней обнаженный самец. Сердце ее застучало быстрее. Краска залила щеки, будто раньше она никогда не видела голого мужика. Я усмехнулся. А после моей фразы: «…Раз уж ты пришла… раздевайся» так и вообще едва в обморок не свалилась. Опешив, захлопала невинными глазками.

Я прошелся взглядом по точеной фигурке. Зверь под кожей зашевелился, требуя заключить девчонку в объятия и… заклеймить? Я мотнул головой, сбрасывая наваждение, и зацепил бретельку на ее майке пальцами. Медленно спустил, чувствуя, как волосы на коже встали дыбом. Меня заводила эта невинная игра. Тяжелое дыхание девчонки, стоящей так близко, лишало рассудка. А ее аппетитная то и дело вздымающаяся грудь приковывала взгляд.

Ну да, Дана очень красивая, не отрицаю, но она человек! А людям свойственны измены! Они не ценят того, что имеют! Не умеют любить и уважать. Вот даже сейчас вместо того, чтобы ублажать моего брата, девчонка приперлась ко мне. Это меня так разозлило, что я схватил ее за тоненькое запястье и дернул на себя. Когда она оказалось в моих объятиях, волк игриво заурчал. Дана почему-то зажмурилась, а я с диким восторгом смотрел на ее напряженный рот, борясь со своей похотью. Во всей красе представил, как захвачу эти на первый взгляд невинные губы в плен и буду безжалостно терзать в поцелуе, пока мы оба не перестанем дышать. Волк звонко рыкнул, разделяя мое желание.

Но моя фантазия рассыпалась на кусочки, вместе с нежеланием Даны продлить это интимное мгновение. Она уперлась мне в грудь ладошками, пытаясь оттолкнуть. Я выпустил ее из объятий и, желая поскорее избавиться от наваждения, схватил Дану за локоть и выволок из комнаты со словами:

— Тогда пошла вон отсюда!

Удрученное рычание вырвалось из горла, как только за ней захлопнулась дверь. Пройдясь по комнате, запустил пальцы в волосы, но, не сдержавшись, остановился и долбанул кулаком о стену. Поджав губы, разочарованно сжал в руке возбужденный член, постарался обуздать в себе вспыхнувшее желание спариться с девчонкой... Перед глазами все еще видел лицо Даны, чувствовал ее прерывистое дыхание и учащенный пульс. Член сильнее запульсировал, и я дико зарычал, не понимая, почему такое происходит со мной.

На следующий день, с самого утра, мы с братом отправились на пробежку. Перекинулись и, как в детстве, устроили соревнование. Помчались к опушке — там у нас была финишная черта. Свежий прохладный ветер хлестал в лицо. Свобода чувствовалась в каждом движении. Как обычно я прибежал первым. Завалился на ковер из пожухлых листьев и… услышал доносящуюся откуда-то поблизости мелодию. Навострив уши, вскочил на лапы и уставился на брата.

«Ты слышал?» — обратился к нему ментально и замер, пытаясь определить, откуда исходит звук.

Уловив нужную вибрацию, побежал вглубь леса и обнаружил телефон. Перекинувшись, поднял находку, а когда выпрямился, встретился взглядом с перепуганными глазами какого-то мужика.

Дыхание сперло, кровь погнала по венам быстрее.

Вот это просчет! Не ожидал здесь кого-то встретить. Видимо, пребывание в коме не пошло мне на пользу. Скорее всего, мужик вернулся за телефоном и шел с подветренной стороны, вот мы и не учуяли его вовремя.

Придется избавиться от него. Решение далось нелегко, ведь раньше мне не приходилось убивать людей. Только оборотней.

Поняв, что к чему, незнакомец бросился бежать. А я, вмиг перекинувшись, метнулся следом. Меня гнали рефлексы и желание защитить нашу тайну. Не мог я позволить случайному встречному разболтать о том, что он видел.

Я чувствовал запах Лиама, слышал шорох листвы под его лапами — брат бежал следом.

«Тео! Отпусти его! — мысленно попросил он. — От него же алкоголем разит, он пьян. Если он проболтается, никто ему не поверит. Да и наутро он сам ничего не вспомнит».

«Я не могу так рисковать!» — ответил ему и, оттолкнувшись задними лапами от земли, прыгнул на мужика.

— Нет! Не надо! Пожалуйста! Я никому не скажу… — умолял он, пытаясь бороться за жизнь.

Но его судьба предрешена. Мне очень жаль… Другого выхода просто нет.

Зарычав, вонзил клыки в шею и, когда тело мужика обмякло, оставил его и перекинулся вслед за братом.

— Что ты наделал, Тео?! — возмутился Лиам. — Мы не должны убивать всех подряд!

— Должны, если дело касается сохранности нашей тайны. И ты это знаешь. Ты — Альфа. И в первую очередь ты должен думать именно об этом. Возможно, ты еще слишком мал и неопытен, но со временем поймешь, что это единственный способ сохранить нашу тайну.

— Может быть, я и неопытен, но зато у меня есть сердце. Возможно, у этого человека была семья, дети…

— А мне плевать! — рыкнул я и пошел в сторону опушки.

Меньше всего сейчас хотелось думать о том, что я отнял у матери сына, у жены — мужа, а у ребенка — отца. А тело… Гиены, живущие в пещерах, закончат начатое мной.

— Плевать?! — разорвал воздух голос Лиама, подхваченный эхом. — Тебе плевать?! Серьезно? И ты нисколько не сожалеешь о содеянном?

Разозлившись, я остановился, развернулся к брату и вывалил на него все, что держал в себе:

— Да сожалею! Мне действительно жаль, что пришлось убить его. Но если выбирать между стаей и жизнью человека, я всегда выберу первое. А ты со временем привыкнешь к смерти. Потому что это неотъемлемая часть нашей природы.

***

После обеда, пока брат занимался делами стаи, я валял дурака, не зная, куда себя деть. Скука вцепилась в меня своими клешнями, не желая выпускать из удушающих объятий. Решив проветриться, отправился на пробежку: размять косточки и выгулять зверя. Когда мой волк был доволен, я вернулся к реке, где оставил одежду, и перекинулся. Здесь я частенько размышлял о жизни. Представлял, каким Альфой буду. Оправдаю ли доверие отца. Сейчас понимаю — не оправдал. Я его подвел, отказавшись от статуса Альфы. А ведь его он завещал мне, как первенцу. Брат не хотел взваливать на себя эту ношу. Но, раз я забил на все, ему пришлось стать вожаком, как младшему сыну Родерика Фейна.

«Тео, мне нужна твоя помощь», — связался со мной Лиам.

Иногда до чертиков раздражает эта ментальная связь волков! Ее не отключишь, как телефон. Всегда и практически везде находишься в зоне доступа.

«Все, что угодно, брат», — отозвался я, чувствуя некий подвох в его голосе.

«Забери Дану из колледжа. Я обещал за ней заехать в три, но не получается никак. Ну так что? Я могу на тебя положиться?»

Я и сам не знал, можно ли на меня положиться. После предательства моей пары, словно с катушек слетел. Забил на все. Безответственный идиот! Больше этого не будет.

«Хорошо, я заберу твою Дану, — скрепя зубы согласился. — Только ты ее предупреди, чтобы не возникло неловкой ситуации».

Вспомнив о ее ночной вылазке в мою комнату, усмехнулся. Но веселье тут же сменилось неконтролируемым потоком злости. Я сжал кулаки, задышал глубоко и прерывисто.

Волк внутри зашевелился, стоило только вспомнить, как я касался бархатистой кожи девчонки. Как жаждал украсть у нее поцелуй, а потом вжать в стену и трахать до потери пульса. Жадно ловить каждый стон, каждый вдох и контролировать ее движения. В голове снова вспыхнула красочная картина, и в штанах стало тесно… Черт! Со мной что-то явно не так. И это мне не нравится.

Даже подумать боюсь, что может значить это зверское желание обладать Даной. Стать для нее кем-то большим, чем просто братом Лиама. И эта тяга к ней… Нет! Два раза в одну и ту же реку — это уже клиника! А, может, мой волк в замешательстве, поэтому так странно реагирует на Дану? Что если он просто видит в ней Алису? Они ведь так похожи, у них один типаж. Хотя… он не может ошибаться, ведь запах у девушек совершенно разный. Черт! Я запутался!

Не найдя ответов, подобрал с земли одежду, оделся и поплелся в поселение. Выгнав из гаража черный отцовский пикап, поехал в город. По пути получил эсэмэс с адресом колледжа от брата. Желания встречаться с Даной после вчерашнего совсем не было, но что поделать, раз обещал…

Припарковав машину чуть дальше от главного входа учебного заведения, где было меньше народа, принялся ждать. Как вдруг уловил слабый аромат знакомых духов. По коже пробежала дрожь, а в паху приятно заныло. Глянул в зеркало заднего вида и заметил Дану. Она стояла рядом с каким-то темноволосым смуглым пацаном. Прижимала к груди тетрадки и заливисто смеялась. Меня почему-то вывел из себя ее смех. Поджав губы, стиснул руль, едва не превратив его в лепешку. Зверь внутри зарычал, веля пойти и забрать свое. И я в коем-то веке был с ним полностью согласен. Вышел из машины и быстрым шагом двинулся навстречу Дане.

Увидев меня, она выпустила из рук тетради. От улыбки не осталось и следа. Я замер и, сунув руки в карманы джинсов, чуть склонил голову набок. Хотелось пригвоздить ее взглядом. Сразить наповал. Парализовать.

Собеседник Даны кинулся собирать разлетевшиеся по асфальту листы. А она обмерла, неотрывно смотря мне в глаза. Я чувствовал, как тревожно бьется ее сердце, как растекается по телу огонь.

— Такси заказывали? — едко метнул фразу, наблюдая за реакцией девчонки.

— Что ты здесь делаешь? — наконец спросила она, прочистив горло.

— Лиам занят. Я за него, — сухо бросил слова, глянув сначала на парня, который уже выпрямился и замер рядом с Даной, затем на нее.

— Я с тобой не поеду, — с опаской выдала она, отступив на шаг.

Будто хотела спрятаться за пацана, который подозрительно на меня пялился.

— Тебя никто не спрашивает, — сказал, как отрезал. — Ты сейчас же сядешь в машину, и мы поедем домой.

Сам не знаю, почему так сказал. Про дом. Ведь сразу был не в восторге, что человеческая девчонка «прописалась» у нас с братом. А теперь… Что со мной вообще творится?!

— А если нет? Что тогда? — она откровенно провоцировала меня. И зря.

Не став больше слушать, приблизился и, схватив за руку, потащил за собой со словами:

— У меня нет времени на игры. Мы сейчас же едем домой.

— Эй, мужик, ты слышал, что тебе сказали? — послышался голос сзади. — Дана не хочет ехать с тобой!

Я воспринял слова пацана, как вызов. Усмехнувшись, остановился и медленно повернулся на звук. Дана вырвалась из захвата и отошла в сторону. Словно видела меня насквозь и знала, что я намереваюсь сделать.

— Ты это мне? — сквозь стиснутые зубы прорычал я, пригвоздив брюнета взглядом к воображаемой стене. — Уверен?

Он напрягся, сжал кулаки, словно готовился к атаке. Но пошел на попятную, поняв, что не с тем связался. Я мог задавить авторитетом даже своего брата-Альфу, что уж говорить о каком-то там мальчишке!

Я подошел к Дане и протянул руку, но она сердито глянула на нее, потом на меня.

— Что?! — возмутился я.

— Я сказала, что не пойду с тобой! — твердо стояла на своем девчонка. — Сама доберусь. Не маленькая. И не нужно делать одолжений ни мне, ни Лиаму.

Я начал закипать от злости и терять терпение. Сжал протянутую руку в кулак.

Как она вообще смеет мне перечить?! Я едва сдерживал звериную сущность, рвущуюся наружу. Не хватало еще обратиться прямо на людях. Вдох — выдох. Вот так…

— Как скажешь, — безразлично бросил я, пожав плечами.

Не хочет — ее проблемы. Не собираюсь упрашивать. Мне что больше всех надо?

По дороге в стаю заехал в бар, выпил водки, желая погасить то, что бушевало внутри. Не понимал, почему так отреагировал, увидев Дану с парнем. Точнее умом понимал, но не хотел верить.

Дом был пуст. Ни Лиама, ни Даны. Возможно, они где-то вместе. Я рухнул на диван в гостиной, закинул руки за голову, а ноги на подлокотник. От одной мысли, что брат и девчонка вместе, внутренности скрутило в тугой узел. Пытался убедить себя, что плевать на их отношения, но… Черная ярость заволакивала сознание, подтолкнув к действиям.

Подорвавшись с места, пулей выскочил из дома и направился по давно забытому пути. Остановившись у одноэтажного деревянного дома, увидел в окнах свет и бесцеремонно вошел без стука.

— Лада-а! — прорычал имя волчицы и ворвался на кухню, куда привел меня ее запах.

Еще до того, как встретил Алису, я развлекался с этой самочкой. Мы просто, по-дружески, давали друг другу то, что было нужно нам обоим. А сейчас секс мне просто необходим! Хоть на миг выброшу из головы Дану, ее сопливого ухажера и брата, которому она тоже не безразлична…

Лада стояла у плиты в коротком черном халатике. Большие карие глаза округлились, когда она увидела меня, а на губах зародилась лукавая улыбка. Волчица сразу поняла, зачем я здесь.

— Как же давно ты не заходил, — томно протянула она, приблизившись.

Но я не намерен был разговаривать. Накинулся на мягкие губы Лады с поцелуем, как изголодавшийся зверь, исследуя ладонями идеальное тело. Яростно сминал ее округлости, не боясь причинить боль. Сняв с девушки трусики, нагнул над раковиной и, спустив с себя штаны, резко вонзился в нее. Я двигался неистово и быстро. То хватая Ладу за волосы, то вгрызаясь в ее плоть зубами и рыча что-то. Она стонала и кричала, вот только эти стоны не доставляли мне удовольствия. И волку внутри было не комфортно. Он жаждал заполучить в объятия Дану, а не трахать «раком» какую-то местную шлюшку.

Закончив, я натянул штаны и, как ни в чем не бывало, отправился домой…

Я лежал на кровати в своей комнате, когда дверь едва не слетела с петель.

— Где Дана?! — низкий рокочущий голос брата ворвался в мои мысли.

— Не знаю. Я ей в няньки не нанимался. Она отказалась ехать со мной. Я уговаривать не стал.

— Ты идиот?! — взорвался Лиам, нависая надо мной. — А если с ней что-то случилось? Нельзя было оставлять ее одну!

— Да брось! Что с ней могло случиться? — задал риторический вопрос и сел на кровати напротив обеспокоенного брата. — Судя по тому, как твоя Дана флиртовала с одногруппником, ночевать она осталась у него. Так что советую тебе забыть о ней.

Сказал, и тут же захотелось отрезать себе язык! Злость вспыхнула во мне настолько ярко, что перед глазами все поплыло. А адские мысли начали терзать голову.

— Она бы мне позвонила, — Лиам задумчиво уставился на меня.

— Уверен? — проговорил я двусмысленно, пытаясь обуздать ярость, разбушевавшуюся внутри.

Но спустя несколько часов, когда за окном стемнело, а Даны еще не было, волноваться уже начал я.