Глава 9. Дана

Прошло четыре дня. Мои раны поразительно быстро затянулись, как и обещал доктор. Остались только неровные шрамы на руках и ногах. Не знаю, какие травы входили в состав мази, но ее реально можно назвать чудодейственной. Все эти дни я практически не выходила из комнаты. Благо здесь был и туалет, и ванна. Выбиралась на кухню, чтобы взять еду, пока братьев не было дома, и быстро возвращалась к себе. Лиам с пониманием относился к происходящему. Он дал мне время свыкнуться, не давил, не настаивал. И я ему безмерно благодарна.

В один прекрасный момент поняла, что так продолжаться не может. Я живу в чужом доме, и кем бы ни были братья, должна наконец-то во всем разобраться. А то спрятала голову в песок, как страус, и думаю, что так правильно. А ничего не правильно!..

Этим утром я спустилась на кухню и увидела Лиама, который стоял спиной ко мне и смотрел в окно. Не знаю, услышал он мои шаги или почувствовал запах, но парень тут же обернулся. Уголки на губах приподнялись.

— Расскажи мне… об… оборотнях, — несмело произнесла я от охватившего меня волнения.

Было такое чувство, что в ответ раздастся насмешливый голос: «Ты с ума сошла, девочка? Какие оборотни?» Но вместо этого Лиам усадил меня на стул, а сам сел напротив, сложив руки на столе.

— Это место… — начал он. — Наш дом… Стая… Здесь живут оборотни. А я их Альфа, то есть вожак.

— Вожак? — удивилась я. — Но ты же еще так молод.

— Так получилось.

— Понятно… А ты можешь… Ну-у… — я резко выпустила из легких весь воздух и, вдохнув, на одном дыхании проговорила: — В общем, я хочу увидеть твоего волка.

Глаза Лиама округлились, видимо он не ожидал такой просьбы. Но был готов удовлетворить ее.

— Закрой глаза, — попросил он. — И не подглядывай.

Я опустила ресницы и сглотнула в предвкушении чуда — иначе не назвать перевоплощение человека в животное.

Послышались странные звуки, будто хруст костей. Я так и норовила открыть глаза, подсмотреть, но поборола в себе желание увидеть трансформацию. Хватило мне этого зрелища в лесу, когда волчья морда стала приобретать черты человеческого лица, и передо мной появился Тео…

Звуки стихли, я открыла глаза и увидела темно-серого волка на том месте, где только что стоял Лиам. В изумлении открыла рот и вжалась в спинку стула, когда он начал медленно приближаться.

— Лиам? — произнесла его имя, все еще не веря в перевоплощение.

Сглотнув, протянула подрагивающую руку к животному. Волк опустил под нее свою голову, вынуждая погладить его. Я провела по шелковистой шерстке, что вызвало бурю эмоций. Просто неописуемое удовольствие. Улыбка растянула мои губы, и я почесала волка за ушком.

— Это, правда, ты? — снова задала вопрос, но скорее риторический.

Волк отошел, и на мои глазах его тело стало трансформироваться, пока не превратилось в человеческое. Теперь передо мной стоял совершенно обнаженный Лиам и довольно скалился во все тридцать два зуба.

Смущаясь, я опустила взгляд в пол. Но не могла не отметить, как хорошо сложено тело. Мускулистые руки, накаченный торс, крепкий пресс — все это не может не привлекать взгляд. Но, несмотря на это, сексуального влечения я к Лиаму не ощущала. Рассматривала его только как друга или брата, которого у меня никогда не было.

Несказанный восторг заполнил каждую клеточку моего тела. Внутри разлился водопад разнообразных эмоций.

Краем глаза увидела, как Лиам взял со стула свои вещи и оделся. И в этот момент на кухню вошел Тео. О Боже…

— Что здесь происходит? — вопрос застал врасплох.

Будто нас застукали за чем-то не хорошим. Я смутилась, вытянулась, как по струнке, и виновато опустила взгляд в пол.

— Я познакомил Дану со своим вторым «Я», — довольно произнес Лиам.

 — И ты считаешь это забавным? — хмыкнул Тео, я осмелилась посмотреть на него и заметила, как его бровь вопросительно изогнулась. — Лучше бы сделал, как я сказал. Удивляюсь твоему безрассудству, брат. Каждый твой необдуманный поступок может нести за собой серьезные последствия. Ты это понимаешь? Смотри, как бы не пришлось пожалеть. И я сейчас пекусь не о своей шкуре. В первую очередь это касается Даны. Ты подставил ее жизнь под удар, раскрыв нашу тайну. А ведь мог просто запудрить мозги…

Запудрить мозги? Мне? У-у-ух, так и хотелось треснуть Тео чем-нибудь тяжелым, да побольнее!

— Вообще-то ты первый предстал перед Даной во всей красе! — завелся младшенький.

— Я спас ей жизнь, идиот! — всплеснул руками старший. — Если бы не я, гиены бы на куски ее порвали.

— То есть, ты у нас герой, так?!

— Я этого не говорил!..

— Хватит! Перестаньте спорить! — пришлось повысить голос, чтобы угомонить братьев.

Оба замолчали и повернули ко мне головы.

— Хватит собачиться, лучше расскажите про гиен, — попросила я, желая знать, с чем имею дело. — Они тоже, как и вы, наполовину звери?

— Они не как мы! — огрызнулся Тео, метнув в меня суровый взгляд. — Знаешь, почему так много без вести пропавших людей не находят? Потому что эти твари сжирают труп целиком. Вместе с костями. Не оставляя улик.

Я скривилась, по телу пробежали мурашки от представленной картины. А Тео, между тем, продолжил:

— Они падальщики и практически никогда не охотятся. Им хватает трупов.

— А почему тогда напали на меня? Я что, похожа на труп? — в моем голосе сквозил сарказм.

— Они почувствовали твое отчаяние. Нежелание бороться за жизнь, — пояснил Тео и нахмурился. — Так, ладно, довольно болтать. Больше тебе ничего знать не нужно. Хватит и того, что ты уже знаешь. И смотри, держи язык за зубами, иначе мне придется закончить то, что не успели гиены.

Я смотрела Тео в глаза, пытаясь понять, насколько серьезны были его слова. Он буравил меня тяжелым взглядом, словно подтверждая свои же слова: «Если придется, я, не колеблясь, убью тебя!» Его равнодушие больно полоснуло по сердцу. Наверное, все-таки лучше уйти из этого дома поскорей. Слишком тяжело находиться с Тео рядом и не иметь возможности прикоснуться к его коже, ощутить вкус таких манящих губ или просто поговорить. Он, как дикий зверь, постоянно срывается с цепи, раня меня своим безразличием и обжигая холодом.

Собравшись с силами, выдала:

— Я решила вернуться в город. Завтра утром. Спасибо за все, — на последних словах голос сорвался.

Я резко обернулась, поджала губы и пошла прочь, вытирая скатившиеся по щекам слезы. Все тело тряслось, а внутренности скручивали болезненные спазмы. Забежав к себе в комнату, упала на кровать и, подогнув ноги к животу, прижала к груди подушку. В душе витала надежда на то, что Тео не позволит мне уйти. Что остановит. Представляла, как он войдет и обрушит на меня все свои чувства. Но день подходил к концу, а дверь в комнату так и не открылась. Что ж, видно я ему не нужна. Вообразила себе черт знает что! Надо было уйти молча, не прощаясь, как говорится, по-английски.

Расстроенная отправилась в ванную, приняла душ, вымыла волосы и вылезла, завернувшись в полотенце. Потом вспомнила, что забыла сделать депиляцию. Высушила голову, надела нижнее белье и снова вернулась в ванную. На всякий случай, как обычно, закрылась на замок.

Пока брила ноги, все думала о том, как же буду жить без Тео. Смогу ли?

Внезапно станок соскользнул, я вскрикнула, порезав ногу, и выругалась. Швырнув окровавленную бритву в раковину, развернулась. Но не успела и руки протянуть к ручке, как дверь с грохотом слетела с петель, и в проеме появилось мощное тело Тео. Его грудь вздымалась, ноздри трепетали, а потемневший взгляд блуждал по моему полуобнаженному телу. Я машинально попыталась прикрыться руками, что было полнейшим абсурдом.

— Ты что?! — возмутилась я, чувствуя, как дико колотится сердце. — Зачем ты выбил дверь?

— Ты кричала, — пророкотал Тео, продолжая пожирать меня глазами.

— И что? А если бы я кричала от оргазма, ты бы влетел в комнату, желая спасти меня от волны удовольствия? — начала закипать я, поражаясь произошедшему.

Где это видано, вот так врываться в ванную! Хоть бы дверь пожалел!

— Что, прости? — он приподнял бровь, подбоченился и уставился на меня.

Я задыхалась под напором сурового, но столь возбуждающего взгляда, от которого волоски на коже встали дыбом, а внизу живота начало зарождаться нечто приятно, причиняющее сладкую тягучую боль.

— Я… Я просто порезалась, — в растерянности я что-то несвязно пробормотала.

— Не умеешь пользоваться бритвой, лучше не бери! — огрызнулся Тео и, не дав опомниться, поднял меня на руки.

Я обвила руками его шею. Мой рот распахнулся от нехватки кислорода, я задышала прерывисто и настолько медленно, что, казалось, вовсе не дышу. Мысленно отругала себя за такую реакцию, но потом расслабилась — это в последний раз. Завтра уйду, и больше его не увижу.

Тео посадил меня на кровать и велел не двигаться. Сам вышел за дверь, но буквально через тридцать секунд вернулся с баночкой перекиси водорода и упаковкой ватных дисков. Он смочил один в растворе и, сев на корточки, коснулся им пореза. Я ахнула. Одна рука мужчины придерживала снизу мою ногу, а вторая обрабатывала рану. И все бы ничего, вот только мне не понравилось, как тело отозвалось на прикосновения Тео. Внизу живота разлилось тепло, такое приятное, волнительное, трепетное. Ох…

Я затаила дыхание, наблюдая за движением руки Тео, которая двигалась не спеша, как в замедленной съемке… Мне нравилось смотреть на него и чувствовать заботу. Но внезапно поток нежности, окутывавший меня, исчез, растворился в воздухе, будто и не было всего этого.

— И впредь не играй с опасными предметами, — едко метнул Тео, поднимаясь, — раз не умеешь с ними обращаться. Ладно, вставай. Тебе нужно одеться.

Он протянул руку, я несмело вложила в большую ладонь свою маленькую. Тео потянул меня на себя, и я тут же угодила в крепкие объятия. Руки мужчины мгновенно опалили поясницу горячим прикосновением. Смущаясь, я смотрела в глаза Тео и тонула в их пучине. Его запах дурманил, кружил голову. Едва подавила в себе желание прильнуть к той каменной груди и вобрать в себя аромат его кожи… Помотала головой, прогоняя некстати возникшее желание.

Пауза затянулась. Я попыталась выбраться из объятий, но меня ждало поражение. Поняв, что отпускать меня не собираются, дернулась еще раз и снова проиграла в этой схватке. Что Тео делает?! Нет, не так… Зачем он это делает?

Недовольство поднималось из глубины души, а вместе с ним и желание. Оно вспыхнуло, как маленький шторм и заиграло внутри яркими красками. И чем дольше Тео удерживал меня, тем мучительнее было находиться в его власти. Каждая минута промедления была минутой боли. При мысли о том, что в комнату в любой момент может войти Лиам и застать меня в неглиже и в объятиях брата, сердце начинало возбужденно колотиться, откликаясь внизу живота.

В глазах Тео вспыхнул азарт, и вместо того, чтобы отпустить, он накинулся на мой рот с поцелуем. Страстно, безжалостно… Время остановилось. Земля под ногами разверзлась, а сердце на секунду замерло, затем сорвалось в галоп. Пылкое, страстное желание поглощало меня изнутри. Я едва не застонала от удовольствия, которое доставлял мне язык Тео, хозяйничавший во рту, и руки, скользящие по телу. Так и льнула к нему, желая прижаться, как можно ближе, раствориться в нем, пропитаться его запахом.

Я едва не вскрикнула, когда ладонь Тео сжала мою попку, а затем он довольно рыкнул. Вцепилась в каменные трицепсы, и все у меня внизу сжалось от предвкушения. Но продолжения не последовало… Я разочарованно простонала в мыслях, когда потеряла желанное тепло. Тео отстранил меня от себя, отодвинул в сторону словно шкаф, и просто ушел. А я еще какое-то время стояла, как вкопанная, не веря в происходящее. Пыталась вернуться в реальность, из которой на время выпала. И чувствовала, как в душе зарождается буря. Не верила, что Тео сначала завел меня до предела, а потом оставил сгорать в одиночестве. Тяжело дыша, села на постель и уставилась на дверь. Так и порывалась броситься за ним следом и умолять, чтобы не оставлял в таком состоянии. Я готова была на все, лишь бы снова ощутить губы Тео на своих.

Пытаясь прийти в себя и унять бьющееся молотом сердце, несколько раз вдохнула и выдохнула. Стиснула зубы, чувствуя, как страсть сменяется злостью.

— Ух, я тебе еще устрою, гадкий волчище, — прищурившись, прошептала гневно. — Посмотрим, насколько тебя хватит.

Наверное, мне никогда не понять, почему он так противится нашим чувствам. Ведь между нами явно что-то есть.