Главная » Статьи » Феникс: перерождение (В Лабиринте ночи-2)

Глава 6. По ту сторону

Джером назначил мне встречу в баре. Сегодня он собирался связаться с папой и перенести меня в потусторонний мир. Я с трудом представляла, как это будет происходить, но решила довериться Кройку. Так сильно хотелось увидеть папу. А потом вампир сотрет мне память и все закончится.

Предупредив Дуайта о приходе Джерома, я отправилась в кабинет. Ожидание превратилось в кошмар. Что же такого хочет сказать папа? Почему он не сделал этого раньше? Не успел? Вопросы беспорядочно крутились в голове, вынуждая меня нервничать еще больше. Но все когда-нибудь кончается, как и мое ожидание. Джером Ван Дер Кройк появился на пороге кабинета, как говорится, собственной персоны. 

- Доброй ночи, Кристина, - отозвался он, перешагнув через порог.

- Ну наконец-то, - выдохнула я, поднявшись с дивана. – Я уж думала, что ты не придешь. Ах, да, привет, Джером. Давай скорее закончим с этим.

- Не так быстро, Кристина. Сначала ты должна еще кое-что для меня сделать.

- Мы так не договаривались, - возмутилась я.

- Знаю, но это необходимо для ритуала переноса в потусторонний мир. Это загробный мир, там свои законы.

- Ну хорошо. Что нужно делать?

- Мне нужно отметить тебя.

- В смысле?

- Я укушу тебя за ключицу.

- Ты серьезно? – я встревоженно дотронулась до ключицы. – Это ведь будет означать…

- Что ты станешь моей, - закончил за меня вампир. Только так я смогу перенести тебя в другой мир.

Черт, не очень удачная перспектива, но выбора нет. Я же сама сказала, что готова на все, ради улыбки папы. И я намерена пойти на уступки! В конце концов, что мне стоит подставить вампиру ключицу? Джером укусит меня, и тогда я сумею поговорить с папой. Когда еще представится такая возможность?

- Ты станешь моей, но это не будет обязывать тебя. Тебе даже на руку иметь эту метку, – обрабатывал меня Джером. – Ни один вампир не посмеет прикоснуться к тебе. Он за версту почувствует, что ты занята.

- Хорошо, - вздохнула я, подняв глаза на Кройка, - делай, что необходимо. Только давай поскорее. У меня еще много работы.

Лицо Джерома изменилось: глаза налились кровью, точно зерна граната; верхняя губа приподнялась, обнажая удлиненные клыки. Сглотнув, я расстегнула куртку и отогнула ворот футболки.

- Будет ужасно больно, но всего несколько секунд, - утешил Ван Дер Кройк и, вцепившись мне в плечи, припал губами к ключице.

Острые клыки вонзились в кожу, царапая кость под ней. Из глаз скатились слезы. Дыхание участилось. Господи, это не выносимо! Вампир оказался прав – чертовски больно. Но продолжалось это не долго. Джером выпустил меня из кольца своих рук.

- Желаю удачи, Кристина.

Он скрылся за дверью.

- Постой, - голова закружилась, я пошатнулась, - а как же твое обещание?

Но вампир уже не слышал меня. Я присела на диван, прижимая футболку к укусу. Наверняка останется шрам, но мне плевать – шрамом больше, шрамом меньше. Но папа… Он хотел что-то сказать… Джером, мерзкий обманщик. Так ведь нельзя! Я чувствовала себя растоптанной. Что со мной происходит? Уши, казалось, наполнены водой, голова раскалывалась. С трудом удавалось поднимать руки, двигать ногами. Я что, умираю?

- С тобой все в порядке, Крис? Неважно выглядишь, - заметил Дуайт, войдя в кабинет.

- Не знаю. Со мной что-то происходит. Давление такое, что голова… - я сделала паузу, а потом медленно продолжила. Губы практически не шевелились, - …вот-вот разорвется на части.

Я дотронулась до лба вялой рукой.

- Может «скорую» вызвать? 

- Не нужно. – Я отклонилась на спинку дивана. – Дуайт, принеси, пожалуйста, большую кружку кофе.

Как же жарко. Я сняла куртку, но легче не стало. Глаза закрывались, меня клонило в сон. Внезапно все исчезло. Я слышала лишь биение своего сердца. Надо мной резко вспыхнула лампочка. Дрожь прошла по телу. Из темноты показался мужской силуэт. Он медленно приближался ко мне до тех пор, пока не обрел знакомые очертания… 

- Папа?!

- Кристина, ты здесь! – воскликнул он.

Я подбежала к нему и обняла. Прижалась к груди, как в детстве. Папа! Папочка! Слезы стекали по щекам.

- Моя девочка. – Я не видела его лица, но знала – он улыбается. – Как ты?

- Нормально, но мне не хватает тебя.

- Знаю. Поэтому я здесь. – Он взял мое лицо в ладони. – Я должен сказать тебе правду. Не знаю, сумеешь ли ты простить меня.

- Какую правду, папа? – я смотрела на него с восхищением.

Этот человек значил для меня все, а теперь его нет в моей жизни. И эти несколько минут, проведенные с ним, много для меня значат.

- О твоей маме, - он отстранился. – Я должен был раньше сказать, но не знал, как ты это воспримешь.

- Что?

- Она ушла от нас не просто к другому мужчине, она бросила нас ради вампира.

Внутри у меня вспыхнул огонь гнева. Господи, как она могла променять отца на чертова кровососа?!

- Почему ты не рассказал мне правду?  

- Оберегал тебя. Я узнал о вампирах от твоего дяди Саши. Мне пришлось обучать тебя технике ближнего боя, чтобы ты могла постоять за себя. И теперь вижу, моя девочка усвоила уроки на отлично. – Он погладил меня по щеке. Я закрыла глаза, наслаждаясь нежным прикосновением. – Найди маму, Кристина. Я хочу, чтобы ты, наконец, встретилась с ней. Она любит тебя.

- У меня никогда не возникало желания отыскать ее. Твоей любви и заботы хватало по горло. Зачем мне теперь узнавать ее? – голос дрожал. – Я ненавижу вампиров, они разрушили нашу семью: сломали жизнь тебе, дяде, мне и Антону. О какой любви может идти речь, когда она бросила нас всех и укатила за лучшей жизнью с красавцем-вампиром? Хоть раз она позвонила, спросила как у нас дела? Что-то я такого не припомню.

Во мне говорила злость. Нет прощения тому, кто променял семью на вампира.

- Кристина, это я запретил ей появляться в вашей с Антоном жизни. Мама выбрала то, что для нее на тот момент было лучше. Ей хотелось любви, а я не мог дать этого в полной мере. Это только моя вина. Я не хотел, чтобы она влияла на моих детей, не хотел позволить ей забрать тебя у меня. Пожалуйста, найди Виолетту, скажи, что я простил ее, и желаю ей счастья. 

- Папа! – Я повисла на его шее. В глазах играли слезы. – Останься со мной. Не уходи. Я так тебя люблю. До безумия.

- Ты сильная, девочка моя, ты справишься, - твердил его внушительный голос. – Найди маму. Уверен, она где-то рядом.

- Обещаю.

Снова воцарилась темнота. Папа исчез.

Открыв глаза, я вытерла слезы. Я все так же сидела на диване. Что здесь произошло? Это был сон или мне действительно удалось побывать по ту сторону? Выходит, Джером сдержал слово! Не все вампиры сволочи и предатели.

В этот момент в кабинет вошел Дуайт.

- Вот твой кофе, Крис. Кофе.

- Сколько тебя не было? – задумавшись, спросила я.

- Минут пять, а что?

Как странно, казалось, что прошло не меньше получаса. Я все еще чувствовала прикосновения отца, слышала его голос.

- Да так, кажется, я задремала.

- Ой, Крис, твой гость… Он ждет тебя за третьим столом. За третьим, - закивал Дуайт.

- Спасибо, я сейчас подойду.

Если для папы так важно, чтобы я простила маму, я постараюсь сделать это. Но для начала нужно ее разыскать. Что ж, завтра же схожу к маршалу. Стоп. Ренди мне ничем не поможет, а вот новый знакомый из поезда – Джим Каневски вполне способен это сделать!

Я прошла в зал и села за столик вампира.

- Спасибо, Джером, - улыбнулась я. – Ну что, покончим с этим?

- Ты действительно этого хочешь? Решение окончательное?

- Да, - выдохнула я.

Кройк поймал мой взгляд.

- Постой, - я остановила его. – Я когда-нибудь могу случайно вспомнить?

- В случае моей смерти. Нет вампира – нет и его чар, - уверил он. – Или если кто-нибудь из вампиров не внушит тебе вспомнить все, что тебя заставили забыть.

- Таких вампиров не осталось. Начинай.

Стиснув зубы, я набрала в легкие побольше воздуха. Выдохнув, посмотрела в черные глаза Джерома Ван Дер Кройка. Через мгновение я его уже не вспомню.  

- Кристина, я хочу, чтобы ты забыла о вампирах, – его взгляд подчинял. – Их никогда не было в твоей жизни. Ни Кевина, ни Эндрю, ни Адриана, ни меня. Живи той жизнью, которая у тебя должна быть. Ходи с друзьями в кино, в клубы, слушай музыку. А разговор с отцом ты запомнишь, но будешь считать его сном. Сейчас ты закроешь глаза, а когда откроешь их, воспоминания сотрутся из памяти.

Я открыла глаза, оглядела зал. Боже, сколько можно сидеть? Пора работать. Пойду, скажу Кэти, как безумно я соскучилась по нашим ночным посиделкам у озера.

Категория: Феникс: перерождение (В Лабиринте ночи-2) | Добавил: MarinaRu (15.07.2013)
Просмотров: 300 | Теги: феникс | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar