Главная » Статьи » Реванш со вкусом страсти (В Лабиринте ночи - 1)

ГЛАВА 27. Кто же ты, Электа?

— Какая сцена! Браво, Кевин! — женский голос раздался как раз в то время, когда Кевин потянулся к моим губам.

На лестнице, ведущей на второй этаж, стояла женщина лет двадцати пяти. Она хлопала в ладоши, словно нехотя поощряя нас за хорошее выступление. Темно-русые волосы, собранные в хвост на затылке, взгляд хищницы с ревнивым выражением лица. Ее точеную фигуру обтягивало голубое короткое платье с глубоким декольте. Во мне вспышкой молнии блеснула ревность. Я готова была кинуться на соперницу и выцарапать ее ярко-зеленые глаза, оберегая свое счастье.

— Кто это? — я метнула на Кевина вопросительный взгляд.

— Кристина, сейчас я объясню…

— Давай обойдемся без предисловия, — твердо заявила я, не желая выслушивать ложь. — Просто скажи, кто она и что тут делает.

Незнакомка только ехидно улыбалась, предпочитая оставаться на безопасном расстоянии.

  Это Мария, моя… жена.

— Жена? — повторила я, точно эхо и, задумавшись, отвела взгляд.

Разве вампиры женятся? Ах, да, у Адриана ведь есть жена, но Кевин…

— Приятно познакомиться, — показав белизну своей улыбки, произнесла она, но с лестницы не спустилась.

— Почему ты скрывал ее от меня? — завелась я. — Считаешь меня, ничтожным человечком, не способным понять?

Отголосок недавно отпустившего меня беспокойства снова зазвучал в голове.

— Перестань. — Он обнял мои плечи. — У тебя нет причин для ревности.

Я повернула голову в сторону лестницы. Интересно, почему она помалкивает? Наверное, ей доставляет удовольствие наблюдать сцену ревности. Этот насмешливый взгляд… Вампирша так и норовила поиздеваться над моими чувствами. Но я не доставлю ей такого удовольствия.

— Тогда пусть она уйдет, — я отстранилась от Кевина, чтобы видеть его лицо.

Мария рассмеялась. Ее смех проникал в каждую клеточку тела и неимоверно злил.

— Вампирские законы обязывают меня помогать Марии, поэтому я дал ей пристанище. Но это всего лишь на несколько дней, да, Мария? — он бросил суровый взгляд на девушку, которая лукаво кивнула, вздернув бровь.

Тень сомнения затмила рассудок. Захотелось причинить Кевину боль, заставить почувствовать то, что пришлось ощутить мне.

— Теперь мне понятно, почему ты не пришел за мной в Антрисвил, — с обидой сказала я. — Мне пришлось поцеловать Эндрю. Ты знаешь, как я ненавижу его. Но выбора не было. Я пошла на это из благих побуждений.

Я не могла выдать Кевину свой план мести. Ведь он не позволит мне осуществить его. Поэтому слукавила.

— Что ты сделала? — Кевин схватил меня за плечи, вынуждая смотреть в глаза.

— Поцеловала Эндрю, — намеренно повторила я. — Думала, если унизить его, он разозлится и отыграется на мне. А мой страх приведет тебя ко мне. Ведь ты не раз приходил на помощь, чувствуя опасность. Но мои усилия были напрасны. Ты и без того знал, где я. Вот тебе и мохито! — я выплеснула негодование.

— Весело с вами! — не выдержав наших пререканий, воскликнула Мария. Пара секунд, и она уже стояла напротив, не сдирая с лица ухмылку. — Но позвольте вас ненадолго прервать.

Я с презрением покосилась на вампиршу.

— Мария, я хочу поговорить с Кристиной, оставь нас вдвоем, — сквозь зубы процедил Кевин, не отрывая от меня сурового взгляда. 

— Нет уж, дорогой, — неодобрительно покачала головой Мария, — я никуда не пойду. Или ты хочешь, чтобы Кристина узнала правду о…

— Замолчи!

— О чем она? Какую правду? — напряглась я. Что-то от меня явно скрывали.

— Когда я узнала о связи Кевина со смертной, мне непременно захотелось посмотреть на это, — начала Мария. — Так что по большей части я здесь ради вас, мои дорогие. Решила внести в ваши отношения разнообразия. Вот она — правда.

— Я больше не хочу оставаться здесь, — выпалила я и направилась к выходу. — Никогда не встречалась с женатыми мужчинами и не собираюсь.

Когда я развернулась, Кевин схватил меня за руку и крепко сжал.

— В ближайшее время я все решу, и у тебя не останется причин отказывать мне в общении.

— Пусти! — Я попыталась вырвать руку, но он удерживал меня. — Если меня ищут, то могут явиться в дом…

— Поэтому одна ты не пойдешь.

— Хорошо, — сдалась я, желая поскорее убраться отсюда.

— Чао, — чирикнула Мария.

 

***

 

— Антон, где ты?! — закричала я, войдя в дом. Почему он не отзывается? Неужели бродит по городу? — Ты можешь его найти, Кевин?

— Могу попытаться.

— Не нужно никого искать, — раздался голос сверху. Я подняла глаза и увидела на лестнице Антона с полотенцем на бедрах. — Ты где была, Крис? — Он спустился и обнял меня. — Дуайт сказал, что ты ездила по делам, но почему меня не предупредила, я же волновался, черт возьми?!

— Я была в логове вампиров, — освободившись от его объятий, сказала я. Больше не хотелось обманывать брата.

— Что? — Антон бросил на Кевина негодующий взгляд. — С ним?

— Нет, я сама пошла. Ты как раз пропал, и я подумала, что к этому причастны вампиры.

— Прости, Кристи, нужно было снять стресс. Я не позвонил, знаю, засранец. 

— Эндрю намекнул, что ты у них. Мне пришлось пойти с ним. С тобой точно все в порядке?

— Да я-то в порядке, а ты как? Что с тобой сделал этот урод?

— Ничего, не переживай. — Меня словно током ударило от собственных слов. Эндрю ничего со мной не сделал, мало того, я обязана ему жизнью. Как бы прискорбно это не звучало, но он спас меня. Он, а не Кевин. — Иди, оденься, а мы с Кевином пока поговорим. 

Антон хотел что-то сказать, но, словно передумав, поджал губы и скрылся наверху. Я предложила Кевину пройти в гостиную и сама последовала за ним, опустилась в кресло, чтобы он не сел рядом. Меня расстроило появление его жены, но больше то, что Кевин даже не попытался спасти меня. Непонимание ютилось в душе. Почему он позволил Смотрящему обратить меня? Пустил все на самотек и при этом беззаботно, лежа на диване, читал книгу. Понятия не имею, почему я не стала вампиром, но меня это радует.

— Ты расстроена? — спросил Кевин, усаживаясь на диван. Теперь его глаза смотрели на меня, и скрыться от прожигающего взгляда не удавалось.

— Просто в голове не укладывается, что я могла стать вампиром, а ты… — я запнулась на слове. — Тебя не было рядом.

— Я знал, что ты не обратишься. В твоих жилах течет особая кровь. У таких смертных, как ты, в крови есть компонент, препятствующий обращению. Ты — Электа, Кристина.

— Я — Электа? — Подавшись вперед, я нахмурила брови. — Что это за компонент?

— Я точно не знаю, но благодаря ему, ты все еще человек.

— Как ты узнал?

— Помнишь день нашего знакомства? Аварию? Когда я обрабатывал твою рану… В общем, твоя кровь пахла особенно желанно, не так, как кровь других смертных. Я сразу понял, что ты необычная девушка. И мудрец подтвердил мои догадки.

— То есть, ты знал, что я Электа, поэтому не пришел? А если бы они убили меня?

Разум затмило непонимание.

— Не убили бы… Ты нужна Адриану живой. Поверь мне. Я бы никогда не позволил ему сделать это с тобой. И позаботился о твоей безопасности. Когда ты пропала, я связался с мудрецом. Ламарк поставил блок на Адриана, поэтому Смотрящий не смог тебя зачаровать.

— Но зачем Адриану я? Ему нужна Электа?

— Мне точно не известно, но, поверь, я не допущу, чтобы он забрал тебя. С этого момента я стану твоей тенью. Жаль, конечно, что не смогу присматривать за тобой днем, но я зачарую охранников, велю им оберегать тебя.

— Не нужно охранников, — категорически заявила я. Не хватало только громил за спиной. — Можно мне хотя бы какое-то время почувствовать себя свободной? Мне так надоело постоянно зависеть от обстоятельств, знать, что за мной наблюдают. Не хочу.

— Это для твоей же безопасности.

— Меня больше волнует жизнь и здоровье брата. Если у меня есть этот ген или как ты его называешь, компонент, то, возможно, и у Антона тоже.

— Нет. Он есть только у женщин. Мужчины ведь не могут вынашивать детей. 

— Как это связано со способностью женщины выносить ребенка?

— Только Электа может зачать от вампира.

— То есть мы могли… — Сглотнув слюну, я провела рукой по волосам. Внутри все сжалось от одной мысли, что я могла забеременеть от Кевина. Но взяв себя в руки, сказала: — Хорошо, даже если Антон не обладает этой особенностью, все равно стоит отправить его обратно в Даллас. Подальше от всего этого.

— А вот этого делать не нужно. Адриан знает о нем и может послать следом вампиров. Тогда жизнь Антона будет в его власти. И мы уже не сможем защитить его.

Я поднялась и прошлась по комнате. Непреодолимое желание рассказать Кевину о кольце поселилось в груди. И я решилась.

— Кевин, я хочу кое в чем признаться. — Я остановилась напротив него, а потом присела рядом. — Дядя подарил мне кольцо, которое защищает человека от вампиров. Помнишь, ты коснулся меня, и твоя рука… В общем… Это сработала защита кольца. Теперь оно у Антона, поэтому я считаю, что ему будет лучше в Далласе.

— Почему ты раньше не рассказала? — он пытливо взглянул на меня.

— Оно было единственной защитой, я не могла сказать.

— А когда мы…

— Я тайком снимала его, чтобы случайно не причинить тебе боль, — не позволив договорить, сказала я. — Почему-то кольцо защищает, только когда оно на пальце. Если его снять, пропадет и защита.

— Ты молодец, что заботишься о брате, — сказал Кевин и провел пальцами по моей щеке. — Ты добрая, нежная, смелая… И как все эти качества умещаются в одной девушке? Ты будешь хорошей матерью.

Его прикосновения, а главное — слова заставили меня вздрогнуть. Я не собиралась в ближайшее время становиться матерью, а уж тем более матерью ребенка-кровопийцы.

— Зачем ты это сказал? — Я отстранилась от него, не желая больше чувствовать нежные прикосновения.

— Потому что это правда.

— Почему ты вдруг заговорил о детях? — насторожилась я.

— Сам не знаю. Что-то нашло. Я не представляю жизни без тебя.

— Тогда почему ты не пришел за мной? — вернулась я к старой теме.

— Я должен был присматривать за Марией. Она приехала в город озлобленная и голодная, если бы я ушел в тот момент, она бы выпотрошила весь Сэнтинел. Нельзя было этого допустить. К тому же я знал, что Адриан не сможет обратить тебя, я же уже сказал.

— Расскажи мне о ней, я хочу знать все. Как вы познакомились, какие у вас были отношении?

— А как же твой брат?

— Не волнуйся, у нас есть еще полчаса, пока Антон будет приводить себя в порядок, — улыбнулась я.

Я ждала откровения, возможно, чтобы стать ближе. Мне непременно хотелось знать, что он чувствовал к Марии тогда, и что изменилось сейчас.

— Хорошо, но это длинная история.

— Я умею слушать.

— Ладно. — Кевин кашлянул и начал рассказ. — Последний раз мы виделись в 1861 году перед тем, как я ушел на фронт.

— А ведь Эндрю тоже воевал и, кажется, в 1861. Вы случайно не знали друг друга раньше?

— Если бы я его знал, убил бы еще тогда. Что он рассказал тебе? — уголки губ Кевина опустились, выражая презрение.

— Что за тон, неужели ты ревнуешь? К убийце? Думаешь, я могу смотреть на него иначе, чем на убийцу папы?

— Но вы же целовались. — Кевин сжал губы. Желваки запульсировали. — Это разве не повод?

В голове яркой вспышкой озарились воспоминания. Теплое дыхание на губах, легкое головокружение, страстный поцелуй, какого у меня еще никогда не было…

Мне стало неловко, и я прикрыла губы ладонью и опустила глаза. Господи, что со мной творится?

Вздохнув, я подняла взгляд.

— Этот вынужденный поцелуй ничего не изменил. Поверь. Я все так же ненавижу Эндрю. И вообще, мы говорим не о нем, а о твоей жене! — разозлилась я. — Давай вернемся к разговору.

— Да, прости. В последнее время при упоминании его имени меня берет такая злость, что я с трудом контролирую себя. — Он замолчал, а потом продолжил: — Я должен был сразу рассказать о Марии, но хотел оградить тебя от лишних переживаний.

— Ты любил ее? Как вы познакомились?

— Да, любил. Познакомились мы случайно, когда я гулял с братом в парке.

— У тебя есть брат?

Меня удивили слова Кевина, ведь он никогда не рассказывал о своей семье. Во мне уже давно поселилось желание разузнать о его родных. Но, похоже, Кевин не горел желанием говорить о родственниках — на его лице появилось недовольное выражение.

— Он умер много лет назад. Не спрашивай о нем. У нас были не очень хорошие отношения.

Я понимающе кивнула.

— Мария знала о твоей болезни?

— Нет. Я не хотел видеть в ее глазах жалость. Но вскоре пришлось рассказал о гемофилии. После моего признания Мария изменилась. Стала унижать меня, говорить, что я не такой, как все. Да, я был не таким, потому что страдал от неизлечимой болезни. А Мария хотела видеть во мне настоящего мужчину, солдата, победителя. Я так любил эту женщину, что готов был ради нее на все, даже пожертвовать жизнью. Поэтому решил пойти на войну, чтобы показать, на что способен ради любимой. Только родители и слышать не хотели о моем желании пойти в армию. Они всегда донимали меня своей чрезмерной опекой, видя во мне лишь беспомощного сына, пораженного странной болезнью. — Его лицо стало озлобленным, словно ему было неприятно вспоминать об этом. — Мое терпение лопнуло, когда Мария в очередной раз унизила меня, назвав трусом и тряпкой. Ее слова заставили меня пойти против воли родителей. Южанам как раз не хватало солдат, и меня приняли в полк, так и не узнав, что я болен. А что мне было терять? Любимая женщина ненавидела, а жить без нее было все равно, что умереть.

— Там ты и умер?

— Меня ранили в плечо, я был уверен, что это конец. Кровь все лилась и лилась… Я потерял сознание, а когда пришел в себя, обнаружил, что рана затянулась. Передо мной стоял молодой мужчина — он спас меня от смерти, даровав вечную жизнь, — Кевин тяжело вздохнул. — И я не жалею об этом.  

В глазах Кевина я видела столько боли, что если обратить ее в слезы, можно было бы потопить целый город.  

— Грустная история.

— Да. Но я понятия не имел, что мы когда-то еще увидимся. Я не знал, что ее обратили.

— Представляю, каково тебе было увидеть ее на пороге своего дома спустя столько лет.

Я склонила голову набок.

— Да уж. Но хуже всего то, что при жизни она встречалась со мной ради денег. Мария отравила родителей, когда мы с братом пропали на войне, пытаясь заполучить их состояние, — на лице Кевина отразилась скорбь. Как мне хотелось обнять его, но я не позволила себе эту слабость.

— Но тогда не понимаю, как она стала вампиром?

— По ее словам, к ней явился мой создатель, Михаил Изуверов, и предложил вечную жизнь взамен на…

— На что?

— Он хотел, чтобы она отомстила мне.

— Но за что?

— Создателя и его творение связывает невидимая нить, которую я оборвал много лет назад. Михаил не простил мне этого.

— То есть Мария пришла, чтобы отомстить? И тебе все равно? Почему ты помогаешь ей? Кевин, иногда я тебя не понимаю.

Я не находила подходящих слов, чтобы выразить то, что творилось внутри.

— Знаешь поговорку: «Держи друзей близко, а врагов еще ближе»? Так Мария всегда будет у меня на виду, и я в любой момент смогу отразить удар.

— А может, ты просто хочешь, чтобы она была рядом? — Я опустила голову, принялась от безысходности рассматривать черную точку на полу.

— Кристина, ты неправильно все поняла. — Кевин подался вперед, приподнял мое лицо за подбородок, нежно касаясь пальцами. 

— Даже если так… Пока ты женат, между нами не может ничего быть. Нам лучше пока не видеться.

— Раз ты так решила… Я улажу проблему, и тогда мы вновь сможем быть вместе.

 

***

 

После ухода Кевина я умылась и включила телевизор. Сидя на мягком матрасе, листала женский журнал, когда в комнату влетел Антон со словами:

— Я слышал ваш разговор. Этот урод знал, где ты, но ничего не сделал! Руки так и чесались ему в рожу двинуть. Эти вампиры у меня уже в печенках! — возмутился он, усаживаясь напротив. — Я не верю Кевину, и не хочу, чтобы моя сестра встречалась с подобным типом.

— Антон!

— Ну, что Антон? Что тебя в нем привлекает? Чем он лучше нормальных парней?

— Честно? Я даже если захочу, уже не смогу его забыть.

— Как это не сможешь?

— Ты что, не понимаешь? — Мое сердце забилось как сумасшедшее. — Я люблю его.

Лицо брата изменилось. Он поджал губы, желваки заходили у него на лице.

— Любовь приходит и уходит, — сдержанно ответил Антон. — Ты забудешь его.

— Ты думаешь, так легко взять и выбросить человека из памяти?

— Он не человек.

— Тем более!

— Кристи, тебе нужна помощь. — Антон подошел к окну, отодвинул штору и уткнулся лицом в стекло, словно проверяя, нет ли поблизости Кевина. — Я твой брат, причем старший, и чувствую ответственность за тебя. Поэтому запрещаю тебе встречаться с Кевином. Вампир — тот же каннибал. Только ему нужна кровь, а каннибалу — плоть.

— Но Кевин не пьет человеческую кровь. Это то же самое, если бы каннибал ел только животных. Все мы такие — каннибалы. 

— Не пьет, говоришь? — Антон раздраженно посмотрел на меня, а потом добавил: — Он приходил ко мне на второй день после твоего исчезновения.  

— Он хотел проверить в порядке ли ты, — заключила я.

— Послушай меня, — строго приказал брат. — Он когда-нибудь читал твои мысли?

— К чему этот вопрос? — насторожилась я, неосознанно сжав подушку.

— Просто ответь.

— Не знаю, — задумалась я. — Ну, было, кажется.

— Было, говоришь?

— Это просто совпадение. Ну, может, подумали об одном.

— Совпадение? Тогда скажи мне, Кристи, как у него получилось прочесть мои мысли? Снова совпадение? Не будь такой глупой. Ты не такая. Ты всегда чувствовала ложь, что же случилось с тобой? Кевин спросил, где ты хранишь Сакратэлум. Он хотел забрать его и обменять на тебя, но…

— Но? — нахмурилась я.

— Он сказал, чтобы я не делал того, что задумал. Как он узнал, что я собираюсь искать укрытие вампиров?

— Что ты собирался сделать? — изумилась я, нахмурив брови. — Ты с ума сошел? 

— А ты? Чем думала ты, когда шла туда? Уж явно не головой. Кевин врет тебе, а ты проглатываешь наживку. Не будь дурой, прошу!

Жгучая боль сдавила грудь. Она была так сильна, что у меня закружилась голова, словно карусель. Я не позволю, чтобы мы с Антоном, как два быка, неслись на красную тряпку и в итоге разбежались в разные стороны.

— Короче, — подытожил Антон, — с этого дня ты будешь делать то, что скажу я. В семье старший я, а значит, ты должна слушаться меня.

— И какой же будет первый приказ, хозяин? — ухмыльнулась я.

— Ты больше не будешь встречаться с Кевином.

— А ты разве еще не знаешь? Я велела ему больше не приходить. Мы больше не вместе, но это только мое решение. Понятно? И если я захочу вернуться к Кевину, ты будешь последним человеком, кому я скажу об этом.

— Узнаю прежнюю Кристину. Я рад. Ты приняла правильное решение. Надеюсь, на попятную не пойдешь. На всякий случай напомню, что вампиры сделали с отцом! — он повысил тон. — Если и это тебя не вразумит, то подумай хотя бы о своей жизни. Разве ты не хочешь иметь настоящую семью? Не хочешь выйти замуж в красивом белом платье? Родить ребенка?

На этом месте меня словно стрелой пронзило, вспомнились слова Кевина о том, что я Электа и могу родить ему ребенка.

— Этого ничего не будет, если ты свяжешь жизнь с вампиром, — продолжил он, схватив меня за плечи. — Пообещай, что забудешь его!

— Отстань от меня! — Я оттолкнула брата. — Это моя жизнь, и я сама решу, с кем встречаться, а с кем нет.

 

Категория: Реванш со вкусом страсти (В Лабиринте ночи - 1) | Добавил: MarinaRu (27.11.2013)
Просмотров: 203 | Комментарии: 1 | Теги: Реванш со вкусом страсти | Рейтинг: 4.0/2
Всего комментариев: 1
avatar
1 Арахна • 16:32, 21.01.2015
Марин, привет! Я дочитала. Хороший роман. С интересом следила за развитием событий, переживала за Крис. Легенда про кол Каина произвела впечатление, как и сцена в церкви с Эндрю после уничтожения кола. Но так и осталось загадкой истинные чувства героини. Кого из двух братьев она любила? Никого? Иначе бы ее не тянуло то к одному, то к другому. Вообще очень жаль ее. Она всю жизнь боялась быть обманутой и в каждых отношениях допускала это...
Марин, спасибо за роман!
avatar