Главная » Статьи » Реванш со вкусом страсти (В Лабиринте ночи - 1)

ГЛАВА 4. Вампирская вечеринка

Я сижу за большим столом в баре. Меня окружают незнакомые люди: мужчины, женщины, все такие красивые, гламурные. Звучат поздравления. Мой взгляд прикован к имениннице — Кэти стоит во главе стола с бокалом красного вина и блаженно улыбается. Давно не видела ее настолько счастливой. Раздается тост. Гости встают, поднимают бокалы, выпивают. Внезапно их лица меняются, во ртах вырастают клыки. Шок сковывает. Из ниоткуда выходит Кевин, берет меня за руку со словами: «Тебе не место среди вампиров», и выводит из бара.   

Я резко открыла глаза. Сердце неистово билось. Что это? Игра воображения или собственные страхи? Стараясь не думать о вампирах, я позвонила Дуайту и попросила присоединиться к поискам юных талантов. К счастью, ему быстро удалось разыскать подходящую рок-группу.

И зачем только я согласилась на предложение Кейт организовать вампирскую вечеринку? Я не сомневалась, что народ повалит гурьбой, ведь в нашем маленьком городке давно не проводили подобных мероприятий.

А еще мне не давала покоя теория Кевина о существовании вампиров. Одна часть меня хотела верить ему, другая — полностью отрицала саму мысль о том, что они живут среди нас. Но сейчас не время думать об этом… Я обязательно все выясню, как только увижу Кевина снова.

Я хотела, чтоб внешность соответствовала теме вечеринки, поэтому по приезду в бар, начала переодеваться к празднику. Несколько слоев тонального крема — и шрама как не бывало. Белая пудра превратила мое загорелое веснушчатое лицо в мертвецки-бледное. Наклеив клыки, я нарисовала алой краской тонкие полоски крови в уголках губ. Накладные ресницы, черные тени и подводка вокруг глаз образ практически готов. Красное короткое платье из лакированной кожи, взятое на прокат в одном из магазинчиков Уэйко, пришлось впору и отлично подошло к яркому макияжу.

После всех перестановок и превращений зал напоминал готический замок. Треснувшие зеркала, свисающие с потолка цепи, фигурки летучих мышей и искусственная паутина. Атмосферу создавали и плотно задернутые черные шторы на окнах, и зажженные свечи в старинных подсвечниках, иногда мигал красный неоновый свет. Все желающие могли уединиться в вип-ложе за бордовым балдахином. Строгого пропускного режима в баре не было. Главное правило — красно-черная одежда. На входе официантка Тайра в образе зрелой вампирши предлагала каждому вошедшему в костюме вампира бесплатный коктейль «Кровавая Мэри». А после провожала за столик.

Для сладкоежек Сьюзан испекла шикарный трехъярусный торт в форме гроба, на верхушке которого царственно восседал восковой граф Дракула. С коржей стекал, словно кровь, густой клубничный сироп. 

— Крис, я чувствую себя полным идиотом, — заявил Дуайт, переминаясь с ноги на ногу. — Полным идиотом!

— Хватит причитать, — хихикнула я, закрепляя на его ремне кобуру с пистолетом. — Ты бы лучше улыбнулся. Хватит хмуриться, посетителей распугаешь.

— Они уже привыкли, — буркнул Дуайт. — Привыкли.

— Зато я не могу смотреть на твою кислую мину. Давай, дружище, улыбайся.

Он сгримасничал. Я рассмеялась.

Изначально Дуайт был против вампирской вечеринки, но Кейт переубедила брата. Я уговорила Торнтона явиться в образе Ван Хельсинга. Вручив ему в каждую руку по деревянному колу, я вытолкала его в зал. Оживленные беседы стихли, посетители устремили взгляды на Дуайта, свистя и хлопая в ладоши. Прижав руку к груди, он поклонился и расхохотался.

Время от времени в помещении гас свет, а в воздухе звенел пронзительный и скорбный плач, сменяющийся мольбами о помощи. Гости кричали и взвизгивали.

Когда заиграли музыканты, атмосфера стала еще более зловещей. Возгласы посетителей утопали в звуках электрогитар и барабанов, а голос солиста заглушал их.

— Кристи, спасибо за этот вечер! — прокричала Кэти. — Эта группа отпад!

Она встала у стойки, одетая в костюм из черного латекса. Искусственные клыки торчали из накрашенного алой помадой рта, из уголков губ будто стекала искусственная кровь; огненно-рыжие волосы аккуратно зачесаны назад и скреплены похожей на кол заколкой, а бледное лицо сияло россыпью блесток в редких вспышках красных неоновых огней.

— Поблагодари своего брата! Если бы не он, ничего этого не было бы! — проорала я в ответ. — А ты чего прохлаждаешься? Иди-ка, прогуляйся по залу. Возможно, какому-нибудь кровососу нужна свежая кровь! — засмеялась я.

За все время Кэти ни разу не заикнулась о произошедшем в лесу. Что же такого сказал ей Кевин, что она даже не захотела обсудить со мной тот факт, что вампиры, возможно, и вправду существуют? Это на нее не похоже. Но раз я обещала Кевину не спрашивать подругу ни о чем, сдержу данное слово.

В общем зале царил завораживающий полумрак. И только высокая барная стойка блестела, освещенная яркими лампочками точечного света. На высокий стул передо мной, села девушка. Я приветливо улыбнулась и, посмотрев ей в глаза, спросила:

— Что будете пить? «Кровавую Мэри» или красное вино?

Изучая специальную литературу по психологии труда бармена, я узнала, что взгляд весьма важен для посетителя. Дает понять, что приход клиента замечен, и можно спокойно ждать обслуживания.

Тряхнув густой кудрявой шевелюрой, незнакомка бросила на меня усталый взгляд.

— А можно виски?

— Вообще-то сегодня у нас из алкоголя подаются лишь красные напитки… Но я готова сделать исключение, если вы хотя бы улыбнетесь.

Губы девушки нехотя изогнулись в улыбке.

— Сойдет?

Я плеснула в тублерс[1] «Джек Дэниэлс»[2] и улыбнулась в ответ.

— Впервые у нас?

— Да, хотя и местная… Десять лет работала во Франции. До моего отъезда этого бара не было. — Девушка дрожащей рукой достала из перламутрового клатча тонкую пачку и зажигалку. Сигарета сломалась, когда она попыталась вынуть ее. — Не так давно вернулась в родные края, познакомилась с парнем… А он… Оказался еще тем козлом!

Главное правило бармена — умение слушать. От меня требовалось не только выслушать посетительницу, но и дать ненавязчивый совет, который бы улучшил настроение.

— Понятно, почему вам сегодня не до веселья.

— И не говори! — подхватила посетительница и, опустошив стакан, поставила на стойку. — Не прошло и двух недель, как он меня бросил. В наше время порядочный мужчина большая редкость. Уверена, даже у такой девчонки, как ты, в этом забытом Богом городишке нет парня. А почему? Ответ банален — хорошие уже разобраны, а те, что остались — проходимцы или геи. Выбор невелик. Разве я не права?

— Не знаю, что и ответить, — вздохнула я. — Хотя… Мы всегда виним во всех бедах мужчин, но на свои поступки предпочитаем не обращать внимания. Наверное, все девушки такие.

— Но бросают нас чаще они, — с сожалением выдохнула девушка.

— Не факт, но у меня именно так и было. Не расстраивайтесь, все уляжется. Вы забудете его со временем. Развлекитесь, на время выбросьте все из головы.

— Ты не знаешь, о чем говоришь, — злобно зашипела она. Я нахмурила брови. — Таких, как он, мало. Вот скажи, почему жизнь всегда отбирает самое дорогое? — неожиданно спросила клиентка, словно зная о моей боли, и этим неосознанно разбередила раны.

— Наверное, затем, чтобы сделать нас сильнее, — с горечью откликнулась я. — Ничто так не закаляет характер, как потеря близкого человека.

— Вероятно, ты права! — Незнакомка достала новую сигарету, и поднесла к ярко накрашенным губам. Чиркнув серебристой зажигалкой, затянулась и выпустила струйку дыма. — Мы с тобой чем-то похожи, поэтому открою тебе одну тайну, — она прищурилась и внимательно посмотрела в глаза. — Я знаю, что скоро умру, но меня это не пугает. Я свыклась с этой мыслью.

— О чем вы?

— Вот ты думаешь, это все здорово, — девушка обвела рукой танцпол.

— Вам не нравится вечеринка?

— Дело не в вечеринке, а в том, кто на ней. Вы все так заняты представлением, что даже не замечаете очевидного. Вот, например, этот, — она указала на молодого человека в красной кожаной куртке, — зачем он здесь?

Девушка выжидающе посмотрела на меня.

— Развлечься пришел, — предположила я.

— Отдохнуть, говоришь? Как можно не видеть того, что происходит у тебя под носом? Слава Богу, я уже научилась выделять из толпы тех, кто хочет только утолить голод.

Я бросила настороженный взгляд туда, где стоял парень, но его уже не было.

— Вы о чем?

Незнакомка поманила меня пальцем, я подалась вперед.

— О вампирах, детка.

В памяти всплыл образ чудовища с красными глазами. Я насторожилась, но потом рассмеялась, прогоняя из головы навязчивые образы. Это шутка! Здорово же она меня развела, ведь я практически поверила.

— Что ты смеешься? Перестань! Привлечешь их внимание.

— Смехом? А я думала, они реагируют только на кровь!

С трудом удавалось сдерживаться.

— Глупая. Не веришь, да? — нагнетала обстановку девушка. — А вот мне не до смеха. Я собиралась стать одной из них.

— Отчего ж не стали? — с усмешкой спросила я.

— А меня кинули! — Девушка потерянно развела руками. — Им нельзя верить, а я доверилась, дура. Теперь жду своей участи. Меня ведь убьют, это как дважды два — четыре. За мной уже наблюдают.

— С чего вы взяли?

— Вампир опоил меня своей кровью. Теперь она как маячок, который приведет его ко мне в любое время. Понимаешь? Его кровь — проводник. Вампир чувствует ее.

Девушка говорила так эмоционально, так достоверно. Либо она хорошая актриса, либо сумасшедшая. Но тогда сумасшедшая не только она. Вчерашний разговор с Кевином и его теория о сверхспособностях вампиров вынырнули из глубины сознания, заставив меня судорожно сглотнуть. Тут же захотелось избавиться от липкого, обреченного взгляда, пронзающего насквозь.

Незнакомка перегнулась через стойку и с дрожью в голосе произнесла:

 — Меня убьют сегодня.

Хотелось помочь, но, к сожалению, я не знала как. Подбодрить или утешить? Не найдя подходящих слов, я молча смотрела на девушку.

— Я хотела, чтобы он обратил меня.

— Как? Укусил в шею? — не удержалась я. Интересно потом узнать версию Кевина о создании вампиров. Он так правдоподобно обо всем рассказывал.

— О, деточка, все гораздо сложнее. Тут одного вампирского укуса мало. Для начала создатель должен сделать несколько глотков твоей крови...

— Как отвратительно, — поморщилась я.

…А потом смешать твою кровь со своей, — продолжила девушка. — Для этого ему необходимо порезать тебя…

— И? — Мне стало действительно любопытно, такого я еще никогда не слышала, даже в безумных россказнях мой подруги.

— Вампир кусает себя, его кровь капает на порез и смешивается с твоей. Именно в такой последовательности происходит обращение и никак иначе. Все. Дело за малым. Остается ждать. Твое сердце останавливается, и процесс перерождения запущен. Через несколько часов ты возрождаешься в облике вампира.

— Ага, — улыбнулась я, — и начинаешь кидаться на всех подряд и пить кровь.

— Дура, — резко бросила незнакомка, — зря ты не веришь. Я говорю тебе правду, за разглашение которой по законам их мира грозит наказание смерть.

— Тогда зачем вы мне это рассказываете? — не удержалась я.

— Сказала же — мне терять нечего, я фактически труп. Охотник… мой убийца, уже здесь. Она обернулась в зал.

— Зачем же вы рассказали мне все это? По вашим словам теперь и мне грозит опасность!

— Я хочу насолить этому уроду. Пусть все знают, что это не миф.

— Невероятно! — Я всплеснула руками и внезапно поймала себя на мысли, что часть меня поверила в существование вампиров. Но ничего не могла с собой поделать — разговор с Кевином и слова девушки невольно вселили в меня веру в то, что я всегда считала бредом. Естественно, я пыталась прогнать мысли, но не получалось — они как пиявки вцепились крепко и не отпускали.

— Не беспокойся, он ведь не знает, что я кому-то открылась. Это будет наш маленький секрет, который я унесу с собой в могилу. Поверь, мысли я защищать научилась и тебе советую. Мысленно создай преграду, например, я представляю кирпичную стену. Банально, но эффективно.   

Я покачала головой, не желая соглашаться с теорией девушки.

 Едва меня окликнул Дуайт, я отошла в сторону, испытывая настоящее облегчение от того, что мне больше не надо находиться рядом с этой посетительницей.

— Прости за беспокойство, Крис. Хочу поговорить с тобой. Поговорить.

Он стоял неподвижно, вертя в руках деревянный кол.

— Было бы что прощать. Ты меня буквально спас…

Дуайт оглянулся, смотря чуть пристальнее на мою собеседницу.

— Только что звонил Джонатан Кирпатрик, — с улыбкой сказал Дуайт, явно ожидая от меня какой-то реакции, но не дождался и продолжил, слегка дрожа от возбуждения: — Он согласился на предложенную сумму и завтра нам привезут музыкальный автомат. Музыкальный автомат, Крис! — Дуайт схватил меня за плечи и потряс, стремясь передать свою радость. — Музыкальный автомат!

Я улыбнулась его энтузиазму.

— Я до последнего сомневалась, что скряга Джонатан отдаст нам его за столь невысокую цену. Как думаешь, почему он согласился?

— Просто он собирается закрывать бар. Посетителей совсем нет. Совсем.

— Да, я слышала, что в Уэйко стали пропадать люди, причем последний раз их видели в ночных клубах или барах. Это страшно.

Я нервно сглотнула. Слова клиентки не выходили из головы.

— Причем в районе его заведения пропали уже трое. Трое! После такого не каждый пойдет к нему на работу, да и просто зайти выпить рискнет уже далеко не всякий… Не всякий! Ладно, я пойду.

Дуайт удалился, а я вернулась за стойку. Обвела взглядом зал в поисках незнакомки. Но ее и след простыл. 

 



[1] Тублерс – фирменные низкие стаканы для виски с широким толстым дном.

[2] Jack Daniels – американский виски.

Категория: Реванш со вкусом страсти (В Лабиринте ночи - 1) | Добавил: MarinaRu (19.03.2013)
Просмотров: 151 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
avatar